С какой-то стати переживать? Что касается их промышленного и бытового загрязнения – спору нет. Но как может навредить повышение температуры? Тем паче живем в умеренном климате, а не в тропиках с  тамошними жуткими монстрами – крокодилами, акулами, барракудами, муренами, пираньями. Мол, нечего попусту и заморачиваться: реальных проблем – выше крыши.  Тем не менее, что скажете о противостоянии амура и амазонки?

Сразу проясним: речь пойдет не о реках — азиатской и латиноамериканской, а о тамошних обитателях – рыбе и ракушке «мелании», которые в очередной раз напомнили о грозных отзвуках происходящих резких климатических изменений. Именно первая (с уточнением – «черная»), по дальновидному замыслу сотрудников гидротехнического цеха Запорожской АЭС, после проведенного зарыбления пруда-охладителя должна избавить его от нежелательной «мигрантки», невесть как появившейся в днепровском русле, да еще под боком у атомщиков. Не в качестве ли коварного «подрывного элемента» лидеру украинской энергетики? Впрочем, это далеко не первый случай подобного казуса природы с непредсказуемыми последствиями.

«Осторожно: рыбы-людоеды!» Подобное ошарашивающее предостережение вполне может появиться у некоторых отечественных водоемов. Не верите? На то имеются определенные предпосылки. Так, местным любителям посидеть летом с удочкой  попадалась на крючок хищная тропическая рыбка тиляпия, имеющая немало общего с печально известными пираньями. Хотя и значительно более «миролюбивая», безопасная для человека и даже разводимая в домашних условиях.

Но это касается ее естественной среды обитания либо ограниченной рамками аквариума. А вот как она и ей подобные экзоты поведут себя на воле, в новом природном «доме»? Не превратятся ли в ненасытных истребителей тех же карасей, линей, плотвы и прочих неагрессивных днепровских рыб-аборигенов? После чего как знать, не возьмутся ли и за нас, грешных. Ведь голодная стая упомянутых пираний в состоянии за несколько минут превратить в скелет быка или лошадь. Человека – и  подавно…

Предвижу ироничную ухмылку читателя, мало-мальски сведущего в ихтиологии. Мол, ничего страшного: какой-нибудь взбалмошный аквариумист, решив «приколоться»,  выпустил в открытый водоем несколько своих подопечных. Изнеженная же южанка там долго не протянет – до первых холодов. Но так ли все без проблем?

Взять ту же меланию. Похоже, новые условия пришлись ей по вкусу. Отсутствие естественных врагов и наличие богатой пищевой базы привело к взрыву биологической бомбы – стремительному росту популяции «зайд». Что потребовало комплексных защитных мер со стороны распорядителей рукотворных водоемов. Включая сугубо природные – путем разведения мальков черного амура, который во взрослом состоянии может съедать по килограмму моллюсков в сутки. Словом, как говорится, клин клином вышибают.

Самое яркое тому подтверждение – история о кроликах, чуть было не… съевших Австралию. А все началось из завоза туда нескольких ушастых пар. Часть из них по недосмотру оказалась на воле, и потом пошло-поехало: богатейшая пищевая база, мягкий климат в совокупности с практическим отсутствием хищников привели к беспрецедентному демографическому взрыву среди прыгучих переселенцев. Вскоре несметные полчища одичавших кролей, подчистую выедая травяной покров на громадных территориях, начали реально угрожать основе тамошней экономики – животноводству.

Не помогли ни массовые отстрелы прожорливых и сверхплодовитых зверьков, ни «выписывание» из Европы их заклятых недругов – лисиц, ни даже тысячекилометровое перегораживание страны металлической сеткой для упреждения дальнейшей миграции «косых» завоевателей. Отчаявшиеся австралийцы вынуждены были пойти на рискованный шаг – распространение среди мучителей опасной инфекции. Лишь так едва удалось остановить навалу всепролазных захребетников.

А разве не что-то подобное приключилось с другим печально знаменитым «мигрантом» – колорадским жуком? Будучи в родном для себя американском штате Колорадо (отсюда и название бича пасленовых культур) весьма заурядной и немногочисленной букашкой, сдерживаемой в приемлемом количестве естественными врагами, сей жук, попав в Европу с семенами, оказался прямо-таки в райских условиях: еды – навалом, губителей – никого. Кроме разве что фазанов, поскольку иные птицы сторонятся заокеанского пришельца. Результат общеизвестен и пока далек от приемлемого разрешения.

Что же касается непосредственно рыбного аспекта затронутой проблемы, прожив три года в Киргизии, автор воочию убедился, насколько могут быть губительны  попытки подселений даже вроде бы респектабельных «квартирантов». Выпущенная в Иссык-Куль для промышленного разведения безобидная севанская форель, неожиданно став ненасытным убийцей, за несколько лет превратила сказочной красоты горное озеро в сущую водную пустыню. Сожрав подчистую всех местных малоценных рыб-хозяев, «кавказка» сама выродилась от голода. Кабы и упомянутая тиляпия не озверела подобным образом, прижившись в местных водах…

Теперь потолкуем о «нежизнеспособности» в нашем климате тропических существ-приблуд. Невольно вспоминается сенсационное сообщение о появлении в озере около Днепропетровска целого выводка пираний, едва не лишивших его традиционной живности – как рыб (в том числе хищных щук и окуней), так и водоплавающей птицы. Лишь тщательное протраливание водоема сетями избавило его от пришлой напасти. Но от всей ли? Ведь тамошние ставки, объединенные в разветвленную сеть, соединяются с Днепром. Оттуда прямой путь – вниз по течению. Тут уж впору вспомнить еще более настораживающий прецедент: появление с десяток лет тому назад в акватории Невской губы нового вида хищной рыбы – пирмина. Необычайно живучей, ненасытной, с могучими челюстями!

Полицией и поликлиниками зафиксированы трагические происшествия: нескольким любителям подледного лова сия бестия оторвала пальцы. Биологи высказали предположение, что, возможно, случился аномальный «взбрык» природы – скрещивание случайно попавших в водоем пираний с тамошними плотоядными товарками. Не исключен и другой вариант — занесение к побережью Балтики икринок рыб-убийц на днищах траулеров, ведших лов в гирле Амазонки. Тайна их выживания и размножения в холодных широтах, вероятно, кроется в сточных водах канализации и сливах с промышленных предприятий, создающих вокруг себя, по сути, круглогодично экваториальный тепловой режим. Остальное – за естественным отбором.

К счастью, грозный мутант вскоре исчез так же таинственно, как и появился. То ли его генетический код оказался нестойким, то ли просто, соскучившись по тропикам, он системой каналов и рек подался на юг. К нам, в Приазовье! Не стоит ли после такой справки серьезнее отнестись к «аномальным» уловам?

 

Юрий СКИБА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться