«Сколиоз» — это слово вызывает чувство страха и паники, если звучит применительно к вашему ребенку. Воображение рисует «изогнутое тело», «страшный горб» и как итог – испорченную, искалеченную жизнь. Что делать? К кому бежать за помощью? Гость «Вечерки+» — врач-вертебролог Александр Ментешов.

— Александр Владимирович, что такое сколиоз? Любые ли это искривления позвоночника?

— Сколиоз — это собирательное понятие. Существует несколько десятков форм заболевания в зависимости от его природы. Самый частый — так называемый идиопатический, то бишь неизвестного происхождения. Специалисты бьются уже сотню лет, а понять его причину пока не могут. Ее «понимают» только безграмотные люди, которые любят обманывать аудиторию.

На самом деле мы, врачи, не умеем его лечить. Но главный симптом болезни — искривление позвоночника — устранить можем. Очень грубо, даже топорно, потому что это хирургия. Однако есть формы сколиоза, которые не надо лечить. Они так слабо выражены, что никакой проблемы для пациента не представляют.

— Вы сказали, что искривление позвоночника — это главный симптом сколиоза. А какие есть еще?

— Много происходит изменений в организме больного — в сердце, в легких, в кишечнике. И мы никогда не знаем — это причина или уже следствие сколиоза. Но такие изменения бывают при далеко-далеко зашедших формах. Еще есть изменения в нервной системе, эндокринной.

— При каких условиях сколиоз не нужно лечить?

— Легкие его формы. Любой сколиоз протекает по-своему. Есть течение, которое мы называем злокачественным – когда, например, ребенок полутора-двух лет уже с тяжелейшим горбом. А есть деформация, которую едва на снимке видно. Она не мешает жить, не создает ментальных проблем. Болей нет — пациент живет спокойно.

— Вы сказали, что причины сколиоза неизвестны. То есть учителя и родители напрасно пугают детей, что, если неправильно сидеть за партой, будет сколиоз?

— Никакого отношения к сколиозу неправильная посадка не имеет. Это страсть человечества — искать простые решения сложных проблем.

— На что родителям нужно обращать внимание? Когда вести ребенка к врачу?

— Наблюдайте за тем, как ребенок выглядит, насколько у него симметричное туловище: надплечья, треугольники талии, спинка. И если что-то неровно, важно показать сына или дочь специалисту, который занимается именно деформацией позвоночника. Главное — никакой паники. Надо просто идти к врачу, обследоваться и принимать решение. Чаще всего это будет либо «Идите домой, ваш ребенок здоров», либо «Давайте будем ребенка наблюдать, а потом уже паниковать». Тут не должно быть поспешности.

— Что специалист может назначить для лечения после наблюдений и осмотров? Корсет?

— Его мы назначаем только в определенных случаях. Потому что корсеты работают лишь в определенном возрасте: когда идет всплеск активности и роста дуги. Когда она 5-10-15 градусов прибавляет каждый год, тогда корсет очень полезен хотя бы для того, чтобы остановить деформацию. Но когда заканчивается рост организма, корсет перестает быть актуальным.

Все остальное, что назначают пациентам: массаж, лечебная физкультура, плавание — не могут исправить деформацию. Это общее укрепляющее лечение, любому человеку полезно плавать и не сидеть часами, чтобы не заболела спина. Но лечебной функции это не несет. Нельзя сделать массаж — и вылечить сколиоз.

Некоторые «специалисты» пытаются доказать, что могут исправить деформацию руками. Доказать действенность методики эти «лекари» не в силе, а нечестно зарабатывать деньги на страхе — пожалуйста. Массаж, конечно, не делает больному плохо. Но не надо строить иллюзий, что он исправит деформацию позвоночника. Еще хуже думать, что искривление можно исправить мануальной терапией — применительно к сколиозу она не может дать ничего.

— В каком случае пациенту со сколиозом назначают операцию?

— Эта болезнь поражает примерно 1% населения. От него еще 1% нуждается в хирургии, то есть это один человек на несколько тысяч. Деформацию позвоночника измеряют на рентгенограмме. И если искривление достигло 40-45, градусов – это уже показание к операции.

Кстати, сколиоз — это девичья болезнь на 90%. Тоже неизвестно почему. Когда девочке 13-15 лет, она начинает ощущать себя почти взрослой и вдруг выясняет, что у нее кривая спина, — это трагедия. И вот когда она очень хочет избавиться от этого, а кроме проведения операции нет вариантов помочь, мы объясняем, что будет, если оперировать и если не оперировать. Решение принимают пациентка и родители.

— Как проходит такая операция?

— На позвоночник устанавливают особую металлоконструкцию с шурупами и специальными крюками. Ставится на позвоночник, разрез делают сзади. С помощью такой конструкции кривизна исправляется, позвоночник фиксируется в правильном положении. Обычно деформацию полностью удается исправить, по крайней мере, внешне, а что уже там на снимке — неважно, главное, чтобы девочка чувствовала себя прямой.

Затем делается костная пластика, чтобы все было неподвижно. Но «железка» остается в теле на всю жизнь. С ней можно делать все: жить, работать, заниматься спортом, рожать детей. Конечно, не очень здорово, что часть позвоночника становится неподвижной, но пока нет метода, который позволял бы и исправлять деформацию, и сохранять подвижность.

— Оперируют только детей? Или взрослых тоже?

— Абсолютно всех. У нас пациенты до 50 лет и даже старше. Разница в эффекте есть, хотя и не очень большая. И касается это не столько результата, сколько риска осложнений. У взрослых риск всегда выше, это неизбежно. Самое тяжелое, чего больше всего боятся и врачи, и пациенты — может парализовать. Это самое редкое из всех осложнений — по нашим данным, три случая на тысячу пациентов, причем при очень серьезной деформации. Не всегда можно добиться восстановления. И хотя специалисты много работают, чтобы не допустить таких осложнений, иногда они случаются.

 

Марина ПАРХОМЕНКО

Читайте также:

Скандал в украинском медиа-пространстве: власти снова возвращают цензуру?

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

56 − = 50