Чуть более месяца назад, 4 июня, Верховная Рада приняла закон об ответственности за преступления, совершенные преступным сообществом, который вводит в поле уголовной деятельности понятие «вор в законе».

Сейчас, когда страсти (а они были нешуточные) вокруг него улеглись, давайте проанализируем, что представляет собой этот документ и к чему готовиться нашему обществу.

Точное название закона – «О внесении изменений в уголовный кодекс Украины относительно ответственности за преступления, совершенные преступным сообществом». До его принятия в украинском политикуме шли дебаты, насколько оправдан документ именно в этой редакции. Так, по мнению нардепа от фракции «Голос» Александры Устиновой, в нем есть скрытая угроза для всех граждан, и закон развязывает руки полиции в открытии уголовного производства против кого: активиста, писателя или бизнесмена. Парламентарий обозначила три главных предостережения:

1) Под действие закона может попасть буквально кто угодно. Законопроектом вводится уголовная ответственность за «установление, усиление и распространение в обществе преступного влияния» и «умышленное содействие совершению таких действий» – под настолько размытые формулировки могут подпадать любые действия.

2) Не надо доказывать преступные действия. Устанавливается ответственность лица за нахождение его в определенном статусе – «субъекта повышенного преступного влияния», «вора в законе». Это открывает огромные возможности для злоупотреблений, потому что снимает потребность доказывать любые деяния.

3) Уголовная ответственность для невольных пособников. Законопроект криминализирует фактически любые обращения к таким «субъектам», даже если тот, кто обратился, не знает об их преступном статусе. Также криминализируется предоставление каких-либо услуг или помощи людям в этом статусе, потому что это содействие преступникам.

– Во время заседания правоохранительного комитета я выступил с тем, что нужно убрать те нормы, которые коснутся прав и интересов граждан. Например, в вашу машину садится человек, которого вы подвозите из пункта А в пункт Б, и при этом за ним ведется наружное наблюдение, проводятся оперативно-розыскные действия. Вы можете фигурировать в уголовном деле, поскольку предоставили автомобиль представителю уголовного мира. Если к адвокату в офис заходят представители криминального мира и он выполняет свою работу, помещение, арендатор, владелец могут фигурировать в уголовном деле с обвинением в организации «сходки», – говорит правозащитник Эдуард Багиров.

В принципе, методика определения «вора в законе» уже отработана в Грузии и России. Их задерживают и требуют под видеозапись сказать – «вор» он или нет. По понятиям, ни один такой человек не может отказаться от своего статуса. Если это происходит, то он автоматически лишается «короны», а если подтверждает статус – идет под статью. А как будет в Украине?

Интересно, что закон о ворах касается не только отечественных криминальных авторитетов – изменения будут внесены и в закон «О правовом статусе иностранцев и лиц без гражданства». Последнее важно для Украины, так как после принятия аналогичных законов в Грузии и России тамошние авторитеты массово мигрировали в наше государство. До принятия закона МВД почти каждый месяц сообщало о появлении у нас от двух до пяти «воровских мигрантов».

Глава Нацполиции Игорь Клименко заявил, что в Украине сейчас находится несколько тысяч воров законе. По информации заместителя главы МВД Антона Геращенко, таковых всего  50, а источники в МВД называют другую цифру – не более 30. Дело в том, что «коронованные» лидеры украинских преступных кланов постоянно ездят за границу и предпочитают пересиживать там «обострение отношений» с правоохранителями.

Но в суде нужно еще доказать, что «вор в законе» осуществляет преступное влияние или координирует деятельность ОПГ. И на этом этапе адвокаты будут «разбивать» дела. Закон не содержит четких определений, благодаря которым хоть кто-то по этой статье может быть привлечен к ответственности. Кто такой «вор в законе»? Законодатель использует такой термин как «авторитет». Как в ходе расследования будет подтверждаться этот самый авторитет, по какой такой шкале? Оценочные понятия в уголовном кодексе не могут присутствовать и использоваться при доказывании вины. А закон предлагает строить обвинения в причастности к касте преступников именно на допущениях следователя. Как вам это нравится, ведь человек в погонах может такое допустить в отношении любого гражданина! Поэтому задумайтесь: а вы сами, часом, не «этих» будете?

Авторы законопроекта о «ворах в законе» говорят, что берут пример с Грузии, которая благодаря аналогичному закону существенно снизила уровень преступности. Но это пояснение – осознанная манипуляция: в Грузии на момент принятия закона было 400 воров в законе. Их влияние пронизывало всю политико-административную систему, они контролировали основные финансовые потоки, были агентами влияния Кремля на страну. В Украине же положение вещей несколько иное. И роль, которую они играли в Грузии в 90-х и первой половине нулевых, в Украине играют олигархат и продажные чиновники всех мастей.

Словом, вместо того, чтобы бороться с коррупцией и наращивать эти обороты, украинская власть борется с «ветряными мельницами» в виде нескольких десятков человек. Ну, переберутся они в другие страны, где законодательство более лояльное, и что – станет в Украине настолько лучше жить? Откровенно говоря, очень сомневаемся. Зато если с коррупцией «по-мужски» поговорить, в том числе посредством принятия соответствующих законопроектов, ситуация наладится однозначно. Так что давайте, господа хорошие, сосредотачивайтесь на этом направлении – «воров в законе» у нас при власти хватает…

 

Наша справка

Где победили «воров в законе»?

В Грузии в начале 2000-х годов было около 300 «воров в законе». Об этом рассказывал бывший работник грузинского МВД Константин Мчедлишвили:

– Вся страна, от мала до велика, – депутаты, министры, «блатные» жили по воровским понятиям. Все бежали не в полицию, а к ворам, – и они были такими себе «третейскими судьями». По инициативе тогдашнего президента Грузии Михеила Саакашвили приняли закон для борьбы с «ворами». Уголовная ответственность наступала уже просто за сам статус. После этого они начали эмигрировать в Турцию, Украину, Россию, Грецию.

Похожий подход использовали в Уголовном кодексе Китая. Закон против «воров в законе» приняли в Армении и России. В Казахстане провели комплекс мероприятий по тюрьмам и задокументировали связи тех, кто сидит, и тех, кто их поддерживал на свободе.

Максим КОРОБЕЦ

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

38 + = 46