Прима-балерина Большого театра СССР и известная на весь мир балерина, она стала символом своей эпохи, эталоном и примером для подражания.

Майя Михайловна Плисецкая родилась в Москве, в огромной еврейской семье. Через 6 лет родился ее средний брат Александр, который впоследствии стал балетмейстером, а еще через шесть лет — младший брат Азарий, будущий хореограф.

У нее было 11 дядюшек и тетушек, и все они так или иначе были связаны с балетом и танцем. Например, родной дядя по маминой линии Асаф Мессерер был виртуозным танцовщиком и отличным педагогом. Мама будущей великой балерины Рахиль Михайловна Мессерер (в девичестве) была звездой «Великого немого кино». Она привлекала внимание и зрителей, и режиссеров.

Из-за характерной внешности: темных волос и восточных черт лица, ей часто доставались роли узбекских женщин. Правда, карьеру актрисы пришлось оставить из-за мужа и детей.

А вот отец Майи, Михаил Эммануилович занимал хозяйственные и дипломатические должности. Сначала он работал в исполнительном комитете, затем в комиссариатах иностранных дел и внешней торговли. Отец будущей звезды также принимал участие в производстве фильмов, где он и познакомился со своей будущей женой. В 1932 году его назначили заведовать угольными рудниками на Шпицбергене, и всей семье пришлось переехать. Там он одновременно занимал должность генерального консула СССР.

Плисецкая была человеком творческим, а потому и хобби выбрала себе соответствующее. Она собирала курьезные фамилии. Найдя «очередной шедевр» в каком-нибудь печатном издании, балерина вырезала его и гордо пополняла свою коллекцию.

Майя Михайловна всегда одевалась с иголочки. Несмотря на то, что в советские времена достать хорошую вещь было непросто, а за границу балерину долгое время не пускали, ее наряды никогда не оставались незамеченными. На одном из официальных приемов сам Никита Хрущев с укором сказал балерине: «Вы слишком красиво одеты. Богато живете?». Плисецкая предпочла отмолчаться ― не расскажешь же вождю, что все свои платья она втридорога покупает у обычной спекулянтки Клары.

Балерина любила питательные кремы. Она густо намазывала их на лицо, а затем садилась на кухне и раскладывала пасьянсы. Часто подобные посиделки продолжались до глубокой ночи, ведь артистка всю жизнь страдала бессонницей. Уснуть ей помогало только снотворное.

Майю Михайловну связывали дружеские отношения с Робертом Кеннеди. Они познакомились во время второго американского тура Плисецкой. Политик не скрывал своей симпатии к русской балерине и часто поздравлял ее с днем рождения, который по воле судеб был у них в один день. Самым первым презентом от него стал золотой браслет с двумя инкрустированными брелками. На одном был изображен Скорпион ― общий знак зодиака Плисецкой и Кеннеди, на другом ― Святой Архангел Михаил.

Родион Щедрин и Майя Плисецкая прожили в браке 57 лет. Несмотря на сильную симпатию друг к другу, в самом начале отношений пара в ЗАГС не спешила. Идея расписаться пришла балерине. Майя Михайловна считала, что со штампом в паспорте у нее будет больше шансов выехать на гастроли за границу и за ней наконец-то перестанут следить власти. К тому же сама министр культуры Фурцева не раз намекала артистке о необходимости связать себя узами брака.

Перед каждым классом и выступлением Майя Михайловна заливала в пятки балетных туфель теплую воду, чтобы ступни крепче сидели. А выходя на сцену, больше всего боялась забыть оглядеть себя в зеркале, ведь если глаза и губы плохо накрашены, то зрители увидят «бесцветную моль», а не балерину.

Майя Михайловна обожала футбол и была ярой болельщицей ЦСКА. Накануне своей смерти балерина вместе с супругом также побывала на стадионе в Мюнхене.

«Диет не надо, надо меньше жрать», ― говорила Плисецкая, которая даже в преклонном возрасте отличалась роскошной фигурой. Самым любимым продуктом балерины была селедка, которую она нежно величала «селедой».

Для многих известных творцов Плисецкая была музой. Ее грация и красота вдохновляли Шагала, Пети, Бежара, Кардена. Последний бесплатно шил для Майи Михайловны костюмы к ее балетам «Анна Каренина», «Чайка», «Дама с собачкой». Но имени маэстро долгое время не было на афише Большого театра. Министерство культуры запретило дирекции в перечислении авторов ставить фамилию иностранца. Плисецкая очень сильно переживала ― ей в который раз было неловко за свою страну.

Во время гастролей, которые часто могли растянуться на несколько месяцев, Щедрин и Плисецкая постоянно писали друг другу письма и созванивались. Когда Майя Михайловна в первый раз уехала с труппой Большого театра в Америку на 73 дня, Родион Константинович повесил над телефоном табличку из семидесяти трех чисел. Каждый день, поговорив с женой, он вычеркивал одну цифру. Об этом Плисецкой рассказывала их домработница Катя. Эти нежные чувства пара пронесла через всю свою жизнь.

Виктор Петров

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поделиться
Категорії:Персона

Один коментар

Плисецкая, которой мы не знали

Залишити відповідь