С тотальной сменой верхнего слоя украинской власти в прошлом году произошли серьезные изменения в градусе напряженности – как в самом обществе, так и в общественном дискурсе.  Позитивным моментом можно считать тот факт, что уровень нетерпимости, неприятия иной точки зрения, даже ненависти снизился. Ракурс общения стал совершенно иным.

Новая власть ушла от публичной риторики разжигания страстей времен Петра Порошенко и Андрея Парубия, занялась молчаливым проведением в жизнь принимаемых кем-то решений. Если в прошлой пятилетке «ненависти» ее спикеры публично озвучивали свои устремления, кичились этим и продавливали их в ВР насильственным образом, причем вне норм регламента многократным голосованием, то сегодня такие же непопулярные решения проводятся спокойно. Как говорится, «тихим сапом». Благо, монобольшинство в высшем законодательном органе страны позволяет сделать это пока безболезненно.

Ярким примером тому стало голосование проекта о земле. Ну, то есть о продаже тех черноземов Украины, которые считаются у нас как бы последним оплотом государственности и важным показателем некоторой независимости. Это как «последнее достояние республики», помните? Важно отметить, что проект напрямую лоббирует президент страны Владимир Зеленский, который на выборах получил вотум доверия граждан в размере 73,2%. Но предполагаемое позитивное голосование провалилось, несмотря на то, что спикер парламента Дмитрий Разумков грозился держать депутатов в сессионном зале хоть до утра.

Так в чем же дело? Есть бесконечное – пока еще – доверие народа к президенту, есть монолитное – пока еще – монобольшинство, так почему же решение не продавили? Очень возможно, что ответ прост: власть побоялась взрыва недовольства, непредсказуемых последствий. Ведь несколько тысяч (!) поправок существенного порядка все еще не рассмотрены. Теперь решение о продаже земли отложили вроде бы до апреля. Надеясь, наверное, на то, что то ли недовольство возражающих само по себе со временем рассосется, то ли мысли оппозиции намерены направить в нужное русло какими-то вполне конкретными аргументами. Словом, поживем – увидим.

Такое положение дел сложилось по одной простой причине – власть не умеет вести диалог. Ни с народом, ни с оппозицией, ни даже со своими какими-никакими сателлитами в политической плоскости. Оказалось, что того «большинства» и того «доверия» мало для публичной легитимности власти. Свои намерения и решения нужно уметь и объяснять, и отстаивать.

В практике английского парламентаризма есть опыт общения политических оппонентов, когда лидеры тамошнего парламента и оппозиции периодически в прямом эфире, на глазах у почтенной английской публики, дискутируют по болезненным для страны вопросам. Они не просто оттачивают свое ораторское мастерство, но и параллельно доказывают, кто из них полезнее для своего народа. Это и есть аспект той демократии, которую Украина примеряет под себя.

У нас же власть принимает не только законодательные, но и кадровые решения, не сообщая избравшему ее народу о причинах подобного рода перестановок. Смена руководителя Офиса президента – тому яркий пример. Почему ушел один человек из команды главы государства и пришел на его место другой? Первый чем-то проштрафился? При подписании документа об увольнении Андрея Богдана Владимир Зеленский упомянул о каких-то конфликтах, из-за которых стали возможны кадровые перестановки. Но почему ушло высокое должностное лицо, а не те люди, с которыми он как бы конфликтовал?

Подобного рода решения были в порядке вещей при закрытой системе организации советской власти. Тогда вполне честно никто никому ничего не объяснял, народ партии верил бесконечно, ибо кому-то иному и верить было невозможно – партия была одна. Сегодня же их много, и подобного рода шаги могут привести к кризису во власти и новым «негараздам» в обществе.

Объяснений происходящего, наверное, можно найти всего два. Первое – кризис вхождения молодого поколения политиков во власть. Отсутствие опыта и непонимание важности публичного общения с народом – это поправимо. Вопрос только в том, насколько затянется процесс «взросления» и выдержит ли государственность Украины такую нагрузку.

Другое предположение носит более тягостный характер. Оно связано с тем, что высшие эшелоны нашей власти движутся по вполне определенной управленческой траектории, заданной кем-то. При выполнении поставленных задач они просто уйдут на другие рабочие места, предоставив право и возможности своим сменщикам решать уже новые задачи. И никакие чаяния и нужды избравших их во власть не интересуют. Но верить в это почему-то не хочется…

Артем ОЧАКОВ

 

Читайте также:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться
РубрикиПолитика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

85 + = 87