Мы уже затрагивали тему гериатрических пансионатов. Сами по себе они – весьма сложные структуры, и прежде чем судить о таких вещах, необходимо пообщаться со специалистами. Наш сегодняшний визави – человек, много лет возглавлявший коммунальное учреждение «Бердянский гериатрический пансионат» Владимир Милакумов.

– Наш дом-интернат три года назад посетил представитель немецкой организации GIZ, которая предоставляла бесплатную помощь в закупке оборудования и обучении специалистов, – говорит Владимир Александрович. – Вместо запланированных 15 минут он задержался у нас втрое дальше, и напоследок спросил: «А эти люди у вас здесь навсегда?».

Я, признаться, сначала не понял вопроса: как это – «навсегда»? Ведь человек отправляется в гериатрический пансионат по разным причинам. Первая – отсутствие родственников и невозможность самостоятельного самообслуживания. Либо же дома есть личности, которые не позволяют пожилым людям ощущать всю полноту жизни.

Есть и такое понятие, как социальная адаптация. Бывает, индивидуум тут находится временно, если не имеет неизлечимых болезней или неисправимых патологий. А когда идет регресс и пожилой человек проходит естественный процесс старения, это другое дело.

Пожилые люди – я для себя лично сделал такой вывод – пострадавшие, а причины страданий у них совершенно разные – одиночество, болезненность, отсутствие общения, друзей и родственников. Согласно закону, дети должны содержать родителей до самой их кончины, но некоторые этого не выдерживают и отправляют «предков» с глаз долой, мотивируя это материальной несостоятельностью и занятостью. Поэтому люди, которые оказались здесь, – обиженные и очень одинокие, это основная проблема всех домов престарелых и гериатрических пансионатов.

А вообще немецкий гость удивился тому, что не почувствовал в нашем пансионате характерных запахов нездоровья и немощи. Кстати, когда я пришел работать в бердянский пансионат, уже имея медицинский опыт, понял, насколько широка эта стезя – гериатрия и помощь людям преклонного возраста. Запах – это самый первый признак некачественного ухода за человеком: не вовремя вынесенное судно, несмененные постель или памперс.

А ситуацию необходимо исправлять. Аккуратность, чистота – залог исключительно командной работы, на что был сделан упор в виде курсов, тренингов, обучающих семинаров с практическими зачетами для младшего медицинского персонала. Это и дало соответствующий результат, плюс сказывается желание помочь ближнему, которому тяжело.

– Приходилось слышать, что родственники подопечных нередко предъявляют претензии к персоналу…

– Так и есть: одни благодарят за заботу о близком, а другие обвиняют чуть ли не в издевательстве над людьми. Они не совсем понимают, что мы в данной ситуации выполняем лишь требования государства, соответствуем заданным стандартам. А когда таким людям задаешь вопрос: «Как часто вы сами посещали своего родственника, интересовались им?», они ответствуют что-то в духе «это ваша обязанность». То есть мы, чужие люди, кому-то и чем-то обязаны, а родные – нет?

Большинство наших подопечных – это инвалиды, у нас содержатся люди не только пожилого возраста. И в таком обществе очень ярко выражен конфликт поколений. А разделить людей очень сложно, ведь они находятся на одной территории. Персонал должен быть, образно говоря, и нянечками, и медиками, и «полицейскими», всех должен выслушать, утешить, накормить и поухаживать. Весьма резко среди подопечных выражена озлобленность и к нам, и друг к другу – это еще одна проблема. У таких травмированных жизнью людей виноваты все вокруг, а обиду свою они вымещают на тех, кто ближе, то есть на работниках пансионата.

– И как с этим бороться?

– Универсального способа нет, хотя научиться разделять работу и личное очень важно – это поможет легче переносить трудовые неурядицы, не тащить негатив в семью. Проблема кадрового обеспечения гериатрических центров – тоже большой вопрос. Желающих трудиться в такой сфере ввиду небольших зарплат мало, у них низкая квалификация, морально-этические качества не на высшем уровне.

Пожилые люди, которые находятся у нас на попечении, находятся в постели большую часть суток, передвигаясь с помощью персонала или ходунков. На улицу выезжают на колясках с сопроводителем. Одних проветриваний в комнатах мало: человек обязательно должен дышать воздухом, гулять, двигаться! Несмотря на то, что люди в таком состоянии, их нужно социализировать. Нельзя им подписывать приговор – мол, это вот и есть то самое жуткое «навсегда». Наоборот, пациентам нужно говорить, что просто так сложились обстоятельства, и их пребывание в пансионате временное.

– Условия для них здесь созданы нормальные?

– У наших подопечных здесь есть все: кормят четыре раза в день, одеты-обуты, работает кинотеатр, можно выйти на улицу, по делам или в гости, есть медицинское сопровождение и библиотека. В целом, как говорят, жить можно, хотя все мы прекрасно понимаем: дом – он дом и есть, там легче и лечиться, и просто жить. Увы, не у всех жизнь складывается таким образом…

Рафаэль Мурадян, почетный гражданин Запорожья:

В свое время мне довелось побывать в Швейцарии, и по приезду в гостиницу «Адмирал Нельсон» я заметил, что часть бассейна при отеле огорожена лентой, и там купаются пожилые люди. В ресторане гостиницы та же ситуация: заведение разделено полосой, туда приходят или приезжают на колясках люди в возрасте. Я удивился и поинтересовался, что это значит? Мне рассказали, что для подопечных домов престарелых обеспечивают ресторанное питание, и вообще в их распоряжении половина гостиницы!

Дело в том, что за рубежом не важно, состоятельный человек или бедный: пожилых людей из таких заведений привозят в те же рестораны и бассейны постоянно. Швейцарцы мне рассказывали, что местные богачи направляют свои деньги на такие нужды. Кода человек уходит из этого мира, за его могилой постоянно будут ухаживать. Существуют специальные фонды, в которые каждый желающий может отдать свою пенсию, и тем самым обеспечит уход за местом своего погребения.

В общем, я этой идеей проникся, и, вернувшись домой, пошел к тогдашнему председателю исполкома Запорожского горсовета Валентину Яланскому с предложением сделать нечто похожее в нашем городе. Все потому, что у многих моих друзей, которые разъехались по свету, в Запорожье остались могилы родных: они звонили и просили присмотреть за ними. Но с реализацией «швейцарского проекта», увы, не сложилось. Я считаю, что наши пенсионеры достойны того, чтобы иметь счастливую старость. Да, государство не в состоянии обеспечить такие условия. Но почему бы меценатам не заняться таким вопросом? Деньги на тот свет за собой не унесешь, зато можно оставить о себе добрую память…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

87 − = 79