В мае ему исполнилось бы 165 лет. Однажды совершив настоящую революцию в мире психоанализа, он навсегда оказался в роли «отца-основателя» оного. Он всю свою жизнь опасался цифр «6» и «2» – шестого февраля всегда оставался дома и никогда не селился в отелях, где было больше 61 номера.

Этот человек не выносил музыку – даже переставал посещать рестораны, где играл оркестр. Его жизнь окутана тайной, методы – спорны, репутация безусловна. А некоторые факты биографии достойны отдельных полновесных историй и жизнеописаний…

Сигизмунд Шломо Фрейд родился 6 мая 1856 года во Фрайберге в Моравии (на тот момент она входила в состав Австрийской империи). В семье уже было двое сыновей от первого брака отца – местного предпринимателя (Якоб Фрейд торговал тканями), с которыми Зигмунд был очень близок – особенно со старшим. Из-за индустриальной революции семье Фрейдов пришлось в срочном порядке искать новый источник доходов, а с ним и новое место жительства, поскольку в результате «переворота» практически все в родном городке будущего знаменитого ученого разорились.

 

К тому же в семье случилось прибавление – у Зигмунда родилась младшая сестра. И назрел вопрос о переезде. Так, его новым домом на первых порах стал Лейпциг, а за ним – Вена, точнее, ее самый бедный район Леопольдштадт, где ютились низшие слои общества: беженцы, цыгане, пролетарии и прочие подобные личности.

Мало-помалу дела у Якоба пошли на лад, что позволило Фрейдам выбраться из «гетто». Жили они в достатке, но не шиковали. Сперва обучением чтению и счету младших занималась мама. Но у главы семьи была мечта дать детям все самое лучшее – и в первую очередь образование. Поэтому юный Зигмунд был определен в частную гимназию. Подготовкой сына занимался сам Яков, а невероятные способности Зигмунда к учебе позволили мальчику поступить в заведение раньше срока.

Нужно отметить, что эта его черта – способность и желание узнавать что-то новое, впитывать новую информацию – выделяла парня на фоне остальных братьев и сестре, которых к тому моменту в совокупности было уже семеро. Но в доме делалось все, чтобы у будущего психоаналитика были все условия для спокойной учебы: у него была личная комната для занятий, керосиновая лампа и полный покой вокруг. Отец привил сыну любовь к литературе. Позже, уже в гимназии, у Зигмунда появилась тяга к философии и языкам. Школьные дисциплины давались мальчику очень легко, успехи видели и поощряли учителя. Гимназия была окончена с отличием, а вот с дальнейшим обучением случилась заминка: Зигмунд категорически не знал, чему посвятить свою жизнь дальше. Юношеские амбиции поначалу подогревали в нем интерес к юриспруденции. Но это довольно быстро прошло.

Коммерция и промышленность – отрасли, в которых у него не возникло бы проблем из-за своего социального статуса и национальности (в то время бушевали антисемитские настроения), были отвергнуты самим Зигмундом на стадии теории. Оставалась медицина.

Решение было принято: выбрав медицину как «меньшую из зол» (поскольку никакого особого влечения к ней Зигмунд не испытывал, но находился под впечатлением эссе Гете «Природа»). Фрейд сумел поднять в ней на небывалую высоту и буквально перевернуть мир с ног на голову и обратно. И это при том, что всю свою жизнь утверждал, что никогда не испытывал особой тяги к медицине, а себя никогда не считал настоящим врачом.

В период с 1876 по 1899 годы Фрейд методично, скрупулезно и невероятно результативно занимался гистологическими исследованиями нервной системы. Но это время недостаточно широко освещалось в литературе. В том числе, отчасти и по вине самого Фрейда: существует письмо, датируемое серединой 1880-х, где будущий психоаналитик уведомлял свою невесту, что «значительно усложнил жизнь своим будущим биографам – сжег все дневники за последние 14 лет…».

К исследованиям Зигмунда Фрейда в области психоанализа огромный интерес испытывал Лев Троцкий. Его встреча с профессором в Вене (еще до Октябрьской революции) положила начало серии психоаналитических экспериментов на территории СССР по воспитанию детей, у которых бы в принципе не было шанса развить внутри себя «эдипов комплекс», в котором, по словам Фрейда, кроется главная проблема возникновения невротических заболеваний. Для этого в СССР стали повсеместно открывать дома-интернаты, где «создавались новые люди» путем «свободного полового развития детей» с помощью специально обученных психологов. Суть воспитания сводилась к стопроцентному невмешательству родителей в сей процесс.

Поговаривают, что в подобном заведении обучался и сын Иосифа Сталина – Василий.

 

Сам же Троцкий так отзывался об учении Фрейда, параллельно сравнивая его труды с работой И.П. Павлова: «И Павлов, и Фрейд считают, что «дном» души является ее физиология. Но Павлов, как водолаз, опускается на дно и кропотливо исследует колодезь снизу-вверх. А Фрейд стоит над колодцем и проницательным взглядом старается сквозь толщу вечно колеблющейся, замутненной воды разглядеть или разгадать очертания дна…».

Каким именно образом Фрейду удалось избежать участи всех евреев в нацистской Германии, одному богу известно. Но среди версий бытуют две: первая – Адольф Гитлер был тайным пациентом знаменитого психоаналитика; вторая – Фрейда буквально «выкупили» у гестапо американский посол Уильям Буллит и принцесса Греции Мари Бонапарт. Перед тем, как покинуть Австрию, гестапо обязало ученого подписать документ, что во время обыска с ним хорошо обращались. Фрейд.

Одним из последних исследований психиатра  был… библейский Моисей. А предметом изучения – его принадлежность к еврейскому народу, точнее, ее отсутствие. Психоаналитик сделал предположение, что еврейский пророк был вовсе не иудеем, а высокопоставленным египтянином, который всем силами старался сохранить свою веру в египетского единого бога Солнца – Атона.

… Легендарная Коко Шанель окрестила гения психоанализа первым в истории «мужчиной-феминистом». Ведь с его легкой подачи и сексуальной революции женщины начали единым фронтом выступать за равноправие.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поделиться