В один город пускают только днем, жизнь второго – шахматная доска, а в третьем запрещено умирать. И это еще не все странности!

Поделиться

В один город пускают только днем, жизнь второго – шахматная доска, а в третьем запрещено умирать. И это еще не все странности!

Норвегия: город, где нельзя умирать
 
Город Лонгйир, расположенный на архипелаге Шпицберген в Норвегии, – самое северное поселение в мире с населением около 1000 человек. В городе есть церковь, банкомат, музей, почтовое отделение, аэропорт и даже университет. Словом, все как у людей, только одно но – в Лонгйире нельзя умирать. Если кто-то болен или находится при смерти, его тут же транспортируют на самолете в другое место. Если все-таки не повезет умереть, хоронить на местном кладбище не будут все равно. Это не чья-то прихоть и не происки злых духов: тела не разлагаются из-за экстремально холодной погоды, и это опасно. Так, был обнаружен мужчина, умерший, как показали исследования, от смертельно опасного вируса, вызвавшего здесь эпидемию в 1917 году (кстати, после нее на местном кладбище и перестали хоронить). Есть и другие, обязательные для местных правила. Нельзя выходить из дома без мощного оружия – белых медведей здесь больше, чем людей, и встреча с ними может привести к чему? Правильно, к похоронам! Если же погибнет медведь, тушу его также отправят вдаль от родины, не оставив собакам ни кусочка медвежьего мяса – их кормят тюленьим. Еще жители не имеют права заводить кошек, так как те могут угрожать популяции редких птиц. Хочется напоследок сказать что-нибудь хорошее. Вот оно: в Лонгйире под эгидой ООН построено подземное Всемирное семенохранилище на случай глобальной катастрофы. Так что после апокалипсиса первые ростки новой жизни проклюнутся здесь.
 
США, Флорида: город циркачей
 
Неутомимо колесившие по городам и деревням передвижные цирки и балаганы зимой, как перелетные птицы, устремлялись на юг. В Америке таким традиционным местом зимовки стал для них город Гибсонтон во Флориде, где закон позволял иметь экзотических животных и устраивать представления на частной территории. В итоге в 1960-х годах город наводнили карлики и великаны всех мастей, бородатые женщины, сиамские близнецы и прочие нетрадиционного вида человеческие особи. Здесь ничего не стоило встретить на улице тренирующегося глотателя огня, а в баре, оборудованном сиденьями для самых маленьких и самых высоких людей и даже стулом для Очень Толстой Леди, – иллюзиониста, отрабатывающего свежие фокусы. Учитывая артистический темперамент, зимняя жизнь бурлила, случались скандалы и дебоши, но вот скучать не приходилось.
 
 
Легендой городка стала пара – гигант Эл Томейни и родившаяся без ног Джинни, о которой он трогательно заботился. Устав колесить по свету, артисты поселились здесь навсегда. Эл умер в 1962 году. О нем напоминает поставленный на площади памятник сапогу великанского размера. В Гибсонтоне по-прежнему разрешают размещать на газонах трейлеры и слонов и дрессировать у себя во дворе тигров, поэтому здесь до сих пор останавливаются цирковые труппы. А туристы, как и прежде, не прочь после посещения Музея американских карнавалов посмотреть на артистов в неформальной обстановке.
 
Индия: город-утопия
 
В 1968 году 90-летняя мать Мирра (Мирра Альфасса) сказала своим единомышленникам: «Идите найдите в чистом поле большой баньян и постройте там новый город Ауровиль». И ведь нашли. И не поленились заложить в штате Тамилнад это поселение. Принцип в Ауровиле такой: жить вне политики и вне национальности. Никто не владеет собственностью и не использует денег. Образование, медицина, спорт, развлечения для ауровильцев бесплатны.
 
В городе около 2500 жителей из 46 стран мира. Ауровиль состоит примерно из 50 общин-садов, носящих названия «Братство», «Преображение», «Милость» и так далее. С момента основания на территории посажено около 2 млн деревьев, так что город скорее напоминает лес – с проселочными дорожками и велосипедными тропками, где среди деревьев скрываются двух-, трехэтажные здания. Нет ни названий улиц, ни номеров домов, на указателях – только названия общин.
 
 
К желающим присоединиться к эксперименту горожане поначалу относятся настороженно. Можно остановиться в гостинице или у местного жителя, походить на экскурсии, послушать лекции, поучаствовать, вложив средства, в строительство, но документ о том, что жилье остается собственностью города, все равно подписать придется. А уж праздного любопытства ауровильцы тем более не поощряют. Говорят, что их жизнь – «не туристический аттракцион».
 
США, Аляска: город под одной крышей
 
Почти все 220 жителей города Уиттиера, что на Аляске, живут в одном 14-этажном здании под названием Begich Towers, построенном в 1956 году в качестве армейской казармы. Постепенно здание стало использоваться как жилое, появился полицейский участок, школа, почта, магазин, церковь, клиника… Все это прекрасно уместилось под одной крышей. Чем не город?
 
Так его и стали именовать. Зато благодаря такой компактности можно сэкономить на отоплении, что на Аляске вовсе не лишнее.
 
Попасть в Уиттиер можно либо по воде, либо по однополосному шоссе, пролегающему через четырехкилометровый тоннель. Во избежание неразберихи тоннельные ворота открываются каждый час, впуская и выпуская машины то в одну, то в другую сторону. На ночь тоннель и вовсе закрывается.
 
 
Большая часть горожан работает в порту, находящемся недалеко от дома. Летом, когда солнце светит 22 часа из 24, жизнь там кипит: приходят круизные и промышленные суда, приезжают туристы. Зато потом задувают ветры, гуляют метели, и высота снежных сугробов достигает 6 м. Так что иметь под рукой все необходимое для жизни, не выходя из дома – очень удобно.
 
Калмыкия: город шахмат
 
Обнаружив посреди степей доски с шахматными фигурами, непосвященный может решить, что попал вместе с Алисой в Зазеркалье, но в истории Сити-Чесс лейтмотивом проходит совсем другое литературное произведение – «Двенадцать стульев». Недаром здесь есть проспект Остапа Бендера, памятник Великому комбинатору, да и сам шахматный город в память о нем называют Нью-Васюками. Впрочем, здесь смешались все жанры: и Дворец шахмат, очертаниями напоминающий калмыцкую кибитку, с Музеем шахматной славы, и буддийская Ступа просветления, и православная часовня, и вот эти ильфо-петровские мотивы. Словом, место – это так же многогранно, как и инициатор его создания – бессменный президент, а затем глава Калмыкии, президент Международной шахматной федерации Кирсан Илюмжинов. Он играл в шахматы с Папой Римским, дружил с ясновидящей Вангой и, по его словам, 18 сентября 1997 года встречался с инопланетянами. По сравнению со всем этим возвести за 11 месяцев в голой степи город — просто пустяки.
 
 
Построили Сити-Чесс в 1998 году по случаю проведения в Элисте 33-й Шахматной олимпиады. Здесь же проходили конгресс ФИДЕ, международные биеннале, всевозможные симпозиумы и форумы. В остальном же городок видом напоминает элитный, но довольно безлюдный коттеджный поселок, обильно украшенный всевозможными шахматными скульптурами. В свободное от мероприятий время он исполняет обязанности дорогой гостиницы, где можно арендовать жилье сроком на несколько лет.
 
Китай: город-копия
 
Точная копия австрийского города Гальштат, занесенного в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, появилась в китайской провинции Гуандун в 2012 году. В копировании китайцы дотошны: вымощенные булыжником улочки, собор, статуи, фонтаны в стиле барокко. Все дома точь-в-точь повторяют своих австрийских братьев – и цветом, и архитектурой. Поработать для этого пришлось немало: целая команда «засланных казачков» долго изучала и фотографировала австрийский городок во всех ракурсах и деталях. Выбирая место, руководствовались некоторой схожестью, тем не менее над ландшафтом пришлось потрудиться: сгладить холмы, выкопать овраги, создать искусственную акваторию, на берегу которой разместился городок. Финансировало работы частное лицо. Обошлись они в $940 млн.
 
 
Для жителей настоящего Гальштата появление китайского близнеца стало, мягко выражаясь, сюрпризом. Приглашенный среди прочих на торжественное открытие владелец отеля в Северных Альпах заметил, что недурно, мол, было бы предупредить о намерениях и честно спросить разрешения на копирование. Протесты утихли, когда австрийцы осознали, что существование клона приносит пользу: поток китайских туристов в Гальштат с 2012 года увеличился в 20 раз. Неплохо и тем жителям Поднебесной, что не могут себе позволить поездку в Европу, – теперь они могут побывать в Альпах, не тратя лишних времени и денег. Городок же пользуется популярностью и превратился из умело сделанной декорации в живой организм. Здесь работают кафе и магазинчики, даже продается недвижимость – полностью оборудованные и меблированные дома в абсолютно европейском стиле.
 
Гальштат – не первый и не последний в череде городов-копий. В Китае уже есть немецкий Антинг, британский Дорчестер, своя Флоренция, выполняющая роль гигантского торгового центра, и частично воспроизведенные кварталы Венеции, Барселоны, Копенгагена и Стокгольма.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поделиться
Категорії:Вікно у світ