Бессилие и обособленность

И еще два аспекта ясно указывают, что с объединительной идеей Европы не сложилось. Во-первых, это отсутствие единого языка, что и предполагалось изначально, но как преодолеть эту преграду, так и не смогли определить. А также отсутствие своих, обособленных от своего Атлантического партнера, вооруженных сил. Жалкая попытка по их созданию, в свое время озвученная Саркози в 2008 году («армия Европы для Европы») ни к чему не привела (очень возможно, что как раз сегодня он и расплачивается теми же тремя годами предстоящего заключения за попытку своей излишней самостоятельности мышления). Да и как можно было создать отдельное милитаризованное формирование, вырвав его из структуры НАТО, совершенно непонятно.

Поэтому неудивительно, что из этого общеевропейского корабля, постепенно идущего ко дну, сумела выскочить Великобритания. Ее «брекзит» явственно обозначил желание европейских англосаксов создавать свою обособленную зону влияния. Одним из важнейших инструментов в этом процессе они обладают: британцы сумели сохранить свою валюту – фунт стерлингов, но пока не имеют жизненного пространства для его эффективного хождения.

С этой точки зрения – по расширению валютной зоны – можно рассматривать возобновление Нагорно-Карабахского конфликта, ведь именно британцы имеют политическое влияние на сильного игрока в этом регионе, члена НАТО Турцию. И то, что конфликт удалось купировать, хотя и ценой определенных потерь (то ли просто имиджевых, то ли политических – станет ясно позже), целиком заслуга другого политического игрока в этом регионе – России, также борющейся за сохранение и расширение зоны своего влияния.

Важнейшим аспектом организации такого влияния является военная мощь. Не зря сами американцы всеми силами пытаются ограничить усилия Ирана по созданию у себя ядерного оружия. Это и показательно, и вполне обоснованно. Наличие такого оружия у страны, во главе которой могут стоять религиозные фанатики, может привести к непредсказуемым для мира последствиям.

Те же государства, которые обладают таким оружием, как раз и претендуют на организацию своих отдельных зон влияния. Валюта и язык, жизненное пространство и критическая минимальная численность населения для оборачиваемости валюты и хождения товаров, составляющая по оценке экспертов 500-600 миллионов человек – обязательные, но недостаточные условия для организации таких обособленных зон.

Все это нужно уметь защитить чисто физически, по сей части человечество недалеко ушло от первобытно-общинного строя. Китай и Великобритания имеют у себя в арсенале ядерное оружие, потому и являются претендентами на организацию «своего мира». Какие страны попадут в их орбиту влияния, как раз и решается сегодня.

Проектная «разморозка»

Китай на своей территории имеет критическую массу жителей, численность которых примерно вдвое превышает упомянутую выше необходимую. Но эти люди бедны в большей своей части и неспособны обеспечить сбыт продукции, которую сегодня потребляет мир. Поэтому Пекину нужны новые договора, чтобы сбросить тотальную зависимость сбыта этих товаров в США, и он по этому пути идет.

Одним из таких механизмов стало соглашение о создании крупнейшего в мире блока свободной торговли. Всестороннее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) включило в себя 15 стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Это вполне реальная альтернатива Транстихоокеанскому партнерству (ТТП), которое уже несколько лет продвигают американские либералы, и которое при Трампе было заморожено. ВРЭП при его успешной реализации может отхватить до 30% мировой экономики, ведь население этих стран составляет около 2,2 млрд. потребителей.

У Британии же как раз нет критической массы населения на своей территории, но есть остаточное исторически сложившееся политическое влияние на Ближнем Востоке, и если кулуарные договоренности там будут достигнуты и фунт потеснит доллар, то вкупе с остальными составляющими это позволит англичанам претендовать на роль мирового игрока. А возродить свою империю, «над которой никогда не заходит солнце», Британия всегда стремилась.

Милитаризма маловато…

В не менее сложном положении находится и Россия. Жизненное пространство ее отождествляется только с территориальными размерами, число же самодостаточного населения, способного удовлетворить спрос производимой качественной продукции, нужно увеличить в 4-5 раз. Какими территориями прирастать – как раз и есть для нее задача. По части экономически согласованного сотрудничества, конечно. Качественной продукции, имеющей массовый спрос, кстати, тоже пока нет, так как, в первую очередь, отсутствуют необходимые технологии в должном объеме. Посему и продвигать пока свою валюту тоже нет особого смысла.

Есть только военная составляющая в виде боеспособной армии и наличие суперсовременного вооружения. Вспомним, что и в этом Россия была ограничена в 1990-е годы, когда по договоренности с США в обмен на право вмонтироваться в мировую капиталистическую систему ей было запрещено развивать свое гиперзвуковое и лазерное оружие (с ядерной составляющей там все в порядке). И вот только сегодня, очевидно, этот процесс возродился. Но имея лишь одну милитаристскую, хотя и важнейшую, составляющую – ну, кроме политической воли и желания элиты – претендовать на статус обособленной зоны влияния в мире сложно.

Свою роль в процессе обособления территорий сыграет и ковидный процесс. Это сегодня естественный механизм «огораживания» своих зон влияния, но как пойдет обособление – со «своими» вакцинами, эпидемиологическими паспортами и т.д., покажет только время.

Периферийное зрение

В связи со всем этим становится очевидным, в какую непростую ситуацию попала Украина. У наших границ идет борьба за организацию жизненно важных зон влияния целого ряда мировых игроков. О Нагорно-Карабахском конфликте, получившем временную заморозку, уже упомянуто выше. Не решены территориальные споры у нестабильной Молдовы с Приднестровьем, а уже на нашей украинской территории, вблизи границы с Молдовой, в Очакове организуется военная база усилиями англо-американцев.

Еще немного севернее лихорадит Беларусь, которую те же поляки по-прежнему рассматривают как часть исторически им близкой Речи Посполитой. И все эти процессы идут при непосредственном, хотя и не всегда явном участии Америки, стремящейся ограничивать влияние Европы и России одновременно. И тотальная зависимость Украины от внешних игроков, которую организовали нам за последние 15 лет наши управители, начиная с Виктора Ющенко, шансов пока нам не дает. В стране просто нет политической силы, которая могла бы взять на себя всю полноту ответственности за организацию государства и отстаивание его интересов.

Винить нынешнее руководство государства в том, что оно углубляет яму, в которой находится наша Украина, бессмысленно просто потому, что они считают такое положение вещей нормальным. По их пониманию, нет никакой катастрофы – просто так устроен мир. И мы находимся на его далекой периферии. Точно так же Михаилу Горбачеву в конце 1980-х его западные партнеры вживили в мозг свою точку зрения на организацию мира, продавив его неокрепшие коммунистические воззрения. Весь вопрос заключается в борьбе веры и знания – кто кого. И только потом в меркантильности ослабленного мозга. А все остальное – лишь следствие этого процесса.

 

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ

Поделиться
РубрикиПубликации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 1