30 сентября в передаче «Легенди Запоріжжя», подготовленной журналистами филиала НТКУ «Запорожская региональная дирекция» (ранее областное телевидение-ред.), была аносирована повесть нашего коллеги, журналиста Владимира Сальникова. По многочисленным просьбам читателей начинаем ее публикацию на страницах «Запорожья Вечернего».


Поделиться

30 сентября в передаче «Легенди Запоріжжя», подготовленной журналистами филиала НТКУ «Запорожская региональная дирекция» (ранее областное телевидение-ред.), была аносирована повесть нашего коллеги, журналиста Владимира Сальникова. По многочисленным просьбам читателей начинаем ее публикацию на страницах «Запорожья Вечернего».

Лунный свет на короткий  период появившийся  между низко нависшими тучами, осветил бескрайнюю, поблескивающую инеем степь. Пар валил от лошадей, и они изредка встряхивали головами, ломая мелкие льдинки на своих удилах. Под их копытами трещала и ломалась замерзшая земля. Движение массы животных и людей пугало степных хищников, и только их глаза изредка сверкали в темноте степи.

Холодные порывы ветра забивались во все щели одежды всадников, и они промокшие после вчерашнего дождя плотно прижимались к теплым телам лошадей. Воины ехали молча, сохраняя обычный походный порядок, а далее на расстоянии полета стрелы двигались повозки, табуны с погонщиками и рабы.

Старик приоткрыл слезящиеся глаза и посмотрел на простирающуюся впереди степь. Прозвище Кашкар он получил еще в детстве от отца за отсутствие жалости к противникам и подвижность в детских военных забавах и затем в боевых схватках.

Резкий порыв ветра заставил его плотнее прижаться к конскому телу. Вождь не думал о старости, всю жизнь менял коней, покупал новых жен и двигался по бескрайней степи. Теперь, все чаще оставаясь один на один со своими мыслями, он чувствовал, что и его нашла старость, и только движение коня, как в детстве его убаюкивало.

Кашкар закрыл глаза, но мысли, будто  рой насекомых, наполнили его разум.

Старшие сыновья, ехавшие с ним в этой живой массе, конечно, разделят то, что вождь копил годами: табуны, повозки, рабов, золото, оружие и другое имущество. Они уже сейчас дерутся между собой, поддаваясь наущению своих жен. А младший, сын северной полонянки, который ему нравился больше других его детей, может быть убит братьями, как была отравлена его мать.

От этой мысли Кашкар проснулся, но впереди была зимняя степь, в которой торчала масса ледяных стрел из стоящей сухой травы. Он повернул в сторону коня и увидел, как над огромной темной массой людей и животных стоит пар от их дыхания. Эта двигающаяся со скрипами, ржанием, мычанием и окриками масса была его семьей. Вчера не вернулись дозорные, которых он посылал по степи во все стороны для разведки. После последнего падежа значительно уменьшились его стада и табуны, рабы становились дороже, осенью участились набеги степных воров и хищников. Постоянные стычки с соседями, отмечались могилами его воинов и гнали племя по степи, не оставляя возможности сделать зимнюю стоянку.

Соседи, проживающие в лесах на севере, были сильные, свирепые и выносливые. Люди его племени, в отличие от него, сына северянки, боялись леса, их родной дом – степь.

У южных соседей появилось огненное оружие, и его все боялись еще больше чем лесов. И он повел своих соплеменников в край, о котором слышал ранее от предков, к большой реке, где в пяти днях пути стоят лесистые горы с сочной травой и чистыми ручьями.

Тревога вождя о посланных в дорогу дозорных возросла, когда он вспомнил, что два дня назад его воины видели всадников, двигавшихся малыми группами параллельно его обозу, и что посланным за ними воинам не удалось по высокой мокрой траве выследить, откуда пришли враги. Эти события заставили его изменить привычную походную жизнь племени и двигаться ночью, что утомляло людей и животных. Табуны теперь сгонялись ближе к повозкам, остановки стали короткими. Он стремился быстрее подойти к большой реке, переправиться на другой берег, а затем дать отдых людям и животным. Ему казалось, что это единственно правильный выход из сложившегося положения и это будет меньшей опасностью для племени.

Вождь подозвал старшего сына и распорядился послать новых дозорных в степь. Из темной двигающейся массы воинов отделилась группа всадников и веером помчалась по зимней степи вперед, навстречу ночи. За ними побежали несколько голодных собак, которые вскоре вернулись. Тело старого вождя, привыкшее с детства к седлу, уже требовало отдыха, но он ехал на коне и ждал восхода солнца. Старик любил жаркие лучи солнца, которые снимали боль в теле, прогоняли ночные страхи в голове. Подъехавший к нему один из сыновей сказал, что в темноте отстало несколько повозок, и сбежала группа рабов. Но вождь приказал бросить отставшие повозки, не искать рабов, а двигаться вперед для выполнения своей главной миссии.

К утру вернулись все дозорные, сообщив, что путь к реке свободен, и они нашли броды. Вождь опять послал новых дозорных во все стороны горизонта для караула. Наступивший день не принес облегчений, уставшие воины ругались, скот сбивался в кучи, а лошади норовили разбежаться по степи. Над двигающимися повозками поднимались редкие дымки, за которыми плелись голодные люди и уставшие животные. Кашкар приказал двигаться без остановок, и люди продолжали движение.

Захотелось есть, и он вытащил из стременной сумки кусок сухого мяса. Отрезал ножом от него полоску и положил в рот. Но вкус мяса старик почувствовал не сразу, как это было раньше, зубы потеряли остроту. Запах мяса вернул мысли в его молодость.

Уже к ночи они добрались к броду на большой реке, и он послал дозорных вверх и вниз по ее течению, оставив отряд воинов на своем бывшем пути для охраны подходов к месту переправы. Погонщики загоняли стада и табуны в балки у реки. На берегу у места переправы поставили полукругом в сторону степи повозки, а внутри этой территории развели костры для приготовления пищи и обогрева.

Вождь решил начать переправу утром после ночного отдыха. С наступлением ночи, уставший лагерь быстро затихал, и шум создавали только сменяющиеся дозорные, уезжающие в степь, а еще ржание лошадей, разговоры людей у повозок и костров и  драки голодных собак.

Среди ночи в низких тучах появилась яркая луна, которая осыпала серебром степь, а в воде реки отражался темной стеной лес, стоящий на другом берегу, откуда с хорошими вестями вернулись дозорные. Кашкар принял это за особый знак и собрал сыновей, приказав им готовить людей и животных к переправе, не ожидая начала нового дня.

Рассвет ознаменовался полным приходом зимы. Все было покрыто первым пушистым снегом. День был морозный, ясный и безветренный. Мужчины с рабами уже переправили большую часть своего хозяйства, стада и табуны. Но вдруг все услышали гул в степи, который усиливал морозный воздух. Вождь помнил этот гул. Это был звук из его молодости, когда тысячи лошадей с всадниками мчались по степи, превращая все на своем пути в прах, рассекая воздух криками победы и заглушая мольбу о пощаде.

Это приближались его враги, которые начали погоню за его племенем еще осенью. Они мчались за ним через степь, лишая его табуны и стада корма, а людей отдыха. В этой погоне он видел улыбающиеся лица своих бывших соседей и родственников, которые сейчас объединились в одну группу – враги. Его люди, услышав гул в степи, смотрели на него. Их судьба была в его руках. Он знал, что там за рекой – жизнь, а здесь их ждала смерть или рабство.

Владимир САЛЬНИКОВ

Продолжение читайте в следующем номере

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поделиться
Категорії:Вікно у світ