Мы продолжаем публикацию повести журналиста нашего издания Владимира Сальникова, начатую в предыдущих номерах «Запорожья Вечернего»


Поделиться

Мы продолжаем публикацию повести журналиста нашего издания Владимира Сальникова, начатую в предыдущих номерах «Запорожья Вечернего» 

Окончание. Начало в №41 (521) и №42 (522)  

 Нападение племени для римлян не оказалось неожиданным, и это позволило им выставить против противников две когорты, которые удалось собрать в местных гарнизонах. После кровопролитной схватки, когда римские войска были сломлены, нападавшие ворвались в город, превратив его за два дня в груду развалин и трупов.

Однако худшим для вождя оказался то факт, что римлянин-торговец, которого вождь держал в этой битве при себе, как советника, нанес ему удар кинжалом. Организм молодого воина, возможно, легко мог перенести такое ранение, но тело старого вождя слабело. Возглавляемые умирающим вождем, нагруженные добычей и ранеными, воины двинулись в обратный путь – на север, догоняя ранее ушедших соплеменников.

Раненому вождю не позволяли умереть усилившиеся распри за добычу между сыновьями, ухаживание младшей жены, еще не имеющей детей, но которую его сыновья обещали похоронить вместе с вождем, и, конечно, огромное желание увидеть младшего сына. Долгим оказался этот путь, но старик его выдержал и впервые увидел слезы на повзрослевшем лице своего младшего сына.

На следующий день все люди племени собрались около юрты вождя, где после ритуала шамана Кашкар передал свой меч с головой барана младшему сыну. Ночью старый вождь тихо ушел к своим предкам, а затем его хоронили на холме при слиянии двух речек, и каждый проходивший мимо могилы воин племени оставлял на могиле принесенную им горсть земли, создавая рукотворный курган.

Прошло некоторое время, и по завещанию старого вождя Кашкара от кургана в разные стороны задвигались повозки его сыновей, их стада, рабы и воины, некоторые, чтобы уйти в неизвестность под мечами своих врагов, а другие, с целью выжить, присоединившись к более сильным племенам. Большая часть людей двигалась на юго-восток потому, что на севере и западе были леса, на юге находилась территория римской империи, а восток – откуда пришло племя, и сегодня вызывал страх.

Молодой вождь стоял на кургане и смотрел вслед уходящим людям, рядом с ним были военные советники отца, слуги и воины, готовые выполнить приказ молодого вождя. Затем отряд воинов и рабов привез могильный камень на вершину кургана, который после ритуала шамана был установлен, и теперь каменный воин охранял покой усопшего, и благополучие оставшихся в живых людей племени. Молодого вождя часто можно было видеть, стоящим у каменного воина, в племени даже говорили, что он так беседует с отцом.

Как-то утром мысли молодого вождя, который стоял на кургане, прервал клич орла. Он поднял лицо к небу и с восторгом наблюдал, как смелая птица с огромной высоты камнем падала на свою добычу, которая мчалась по земле. Это событие молодой вождь понял как знак, посланный ему небом, и принял для себя имя Каракош. Так на его щите появился беркет – птица, стремительно нападающая сверху на свою добычу, а воины племени на своих щитах рисовали эту птицу, как тризуб.

Выполнив все необходимые ритуалы и Каракош начал готовить своих людей к переходу на север, где, по рассказам дозорных, горы покрыты лесом, а долины наполнены живностью и сочными лугами, и жили там люди, основным занятием которых была охота. При переходах вождь запретил подвергать грабежам поселения и пополнял свое племя молодыми охотниками и мастеровыми людьми, желающими примкнуть к племени на правах вольных людей с долей от общих доходов племени.

Однажды, во время охоты на кабана, в русле речушки, Каракош столкнулся с юными охотницами незнакомого племени, которые держали в руках оружие и, не смутившись и не испугавшись, стояли на противоположном берегу речушки и смотрели на его воинов.

Следующая встреча с племенем женщин-воинов произошла несколько дней спустя. Каракош и его воины пытались приблизиться к ним, но одна из девушек подстрелила из лука его охранника. Вождь догнал ее с помощью аркана. Позже девушка-воин стала его женой, что объединило эти столь разные племена, в одном из которых правила женщина, а в другом – мужчина.

При объединении два племени короновали своего царя на имя – Беркет, и его жену – царицу, а у каждого молодого воина уже теперь была одна жена. Сражались эти люди под знаменами и со щитами, где гордая и смелая птица сокол стремительно падала сверху на врага, не зная поражений. Это было время великих передвижений народов, их знакомства с окружающим миром, полным победного драматизма для выживания сильнейших и трагизма для исчезновения слабых племен.

Когда подрос сын, царь планировал отправиться на восток в край предков, но дозоры рассказали, что с севера движется огромное количество воинственных племен. Эти сведения дополняли рассказы беженцев, которые искали защиты на территории племени. Близость и торговля с Римской империей способствовали развитию в племени земледелия и ремесел.

Но основными занятиями в племени всегда были охота, разведение скота и военная подготовка людей к своей защите, что давало возможность молодым воинам поступать на службу в римские легионы, и нередко они разъезжались по разным краям империи, часто забывая свой родной язык, но сохраняя обычаи и символы предков.

Время унесло из жизни многих из них, погибших в битвах с соседями или даже с родственниками, но оставило бастионы, курганы, долины, леса и местечки, носившие странные имена этих людей, а еще их могилы, щиты, знамена и гербы с символом смелой птицы, атакующей врага, – тризубом.

Не обошла беда и молодого царя. В тот день молодая царица вместе со своими подругами отправилась на охоту, воины неизвестного ранее племени напали из засады на охотниц и пытались их пленить. Когда у  царицы не осталось возможности уйти от врагов, а ее спутницы погибли в сражении, она покончила с собой ударом кинжала, который ей подарил муж.

Теперь царь часто сидел один в юрте, держа в руках кинжал жены, и приходил в себя только при появлении сына. Часто их видели вместе у могилы матери. Понимая, что самое страшное для его племени может случиться, если объединятся враги с востока и севера, царь Беркет решил, что лучшим выходом для его племени будет заключение союза с римлянами.

И когда римский император прислал к царю послов с целью подписания договора о совместных действиях против племен севера и востока, которых называли готами, а других – гуннами, царь подписал договор с императором римлян на условиях выплаты племени ежегодных субсидий за участие его воинов в совместной обороне северных и восточных границ империи.

По другому договору, отряд его конницы был принят в римскую кавалерию, что давало возможность молодым воинам получить лучшую военную подготовку. К сожалению, часть из них была отправлена служить в далекие провинции империи, включая Испанию и Британию. Дипломатические способности царя, которого в народе называли Беркут, продлили несколько лет мирной жизни племени, что позволило не только сохраниться, но и увеличиться его народу, который соседи называли сарматами.

Это был золотой период в развитии племени, ушедшего затем навсегда из истории, но оставившего на земле рукотворные курганы, каменных воинов, охраняющих историю этих славных вольных людей-воинов и их символ борьбы за жизнь – тризуб.

Владимир САЛЬНИКОВ

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться
РубрикиОкно в мир