27 марта – Международный день театра

 

Заслуженная артистка Украины Мария Нестулий хочет, чтобы ее совсем пока еще маленькая дочка со временем тоже стала актрисой. Потому что убеждена: нет профессии более интересной. Но сама Маша в юности вовсе не испытывала желания отдать жизнь театру. Хотя, казалось бы, о чем еще может мечтать девочка, у которой дедушка и бабушка – актеры, а мама и папа – режиссеры?

Все начинается с любви

История этой театральной семьи уходит корнями в середину 1920-х годов, когда юную Тасю (так близкие называли Машину бабушку Анастасию Павловну) приняли хористкой в частный театр в Луганске. Там 18-летняя девушка влюбилась. Ее избранник был гораздо старше – антрепренер, директор театра – не седовласый старец, но мужчина за 30. Родилась дочка, однако Анастасия уже не могла жить без театра. Молоденькая одаренная хористка постепенно выросла до примы: играла Наталку Полтавку и другие ведущие роли.

А через 15 лет семейной жизни к ней пришла новая любовь. Николай Чича (грек по национальности) тоже был артистом. Они поженились, переехали в Запорожье. Тут Николая Ивановича приняли в театр имени Щорса (сейчас – им. В. Магара). Для Таси вакансии не нашлось. Миновал сезон, другой. «Коля, меня уже, наверно, не возьмут», – с горечью признала Анастасия Павловна. В 45 лет она родила вторую дочь Ларису и посвятила себя семье.

А почему Лариса Николаевна вдруг решила стать режиссером? На первый взгляд, тоже случайно. Хотела быть актрисой, как родители, но не сложилось. Подруга уговаривала: «Еду в Харьков поступать на режиссуру. Давай со мной». И поехали! В тот год в институте искусств имени И.Котляревского набирал курс Александр Барсегян – режиссер прогрессивный и уже именитый. Дама из приемной комиссии предупредила: «Девочки, ну вы что! Он не возьмет женщин! Не стройте иллюзий!» Тем не менее, обе подруги поступили. Учились хорошо – несмотря на то, что Лариса скоро вышла замуж за Николая Нестулия и на третьем курсе родила дочку Машу. Малышка появилась на свет до срока, весом 950 граммов. Врачи не верили, что ребенок выживет. Но произошло чудо, почти невероятное на том прежнем уровне медицины…

После института молодая семья приехала в Запорожье. Ларису взяли режиссером в театр кукол, Николай ставил спектакли в ТЮЗе (Театре молодежи). Дедушки-бабушки умерли, нянчиться с дочкой было некому. Маша росла за кулисами. Девочке еще не исполнилось шести лет, когда ее отдали в музыкальную школу. Выбрали скрипку: денег было в обрез, а там обучение стоило все-таки подешевле. Из музыкальной школы, находившейся в одном дворе с детсадом, девчушка шагала домой самостоятельно, хотя путь был неблизкий. «Мама мне всегда доверяла, – улыбается Мария Нестулий. – А когда случались промахи, старалась их подкорректировать».

Только не ври!

Путь в музыку оказался тернистым: иногда Лариса Николаевна вразумляла дочь ремнем. Но позже Маша чуть было не связала со скрипкой свою судьбу: окончила музыкальное училище, собиралась в консерваторию. «В конечном счете, музыкальное образование мне пригодилось – в спектакле «Рудольфио», например, играю на скрипке. Вообще считаю, оно необходимо всем: занятия музыкой формируют вкус, тонкость, какую-то «сложноустроенность» психики. Но я вдруг поняла, что не хочу делать ее своей профессией», – сознается Маша. А если не музыка, то что?

Мария Нестулий никогда не носилась с мечтой о театре: «У меня не было никаких иллюзий, ведь я в нем росла. Для меня театр не был «красивой картинкой». Когда находишься внутри, то видишь, что это обычная жизнь со своими трудностями». Но когда закончила музучилище и никак не могла решить, чем заниматься дальше, мама посоветовала подать документы на театральное отделение Запорожского национального университета. «Да какая из меня артистка!» – «Тебя научат». К творческому конкурсу Маша опоздала, но снова счастливый случай: впервые набиравшему собственный курс режиссеру Геннадию Фортусу как раз понадобился дополнительный набор.

– На экзамене меня удивил критический настрой, даже скептицизм Маши, – вспоминает Геннадий Вадимович. – Только позже за этим внешним «нигилизмом» я разглядел ее высокую требовательность к самой себе. Так, однажды мы со студентами делали этюд по рассказу О’Генри. Маша сидела перед зеркалом, расчесывала волосы, и вдруг воскликнула: «Я вру! Я вру! Геннадий Вадимович, почему вы не делаете мне замечание?» А иногда с пристрастием допытывалась: «Думаете, у меня получится?»

Вскоре я оценил ее способности и редкое трудолюбие. Недаром в дипломном спектакле «Не только о Гамлете» поручил роль Офелии. А теперь, через 20 лет знакомства и совместной работы, Маша – моя палочка-выручалочка. Какой бы сложной ни была задача, знаю: она сделает. Когда прошлым летом в очередной раз набирал актерский курс в ЗНУ, именно Нестулий пригласил к себе вторым педагогом.

Театр… навсегда?

Сейчас Геннадий Фортус – заслуженный деятель искусств Украины, художественный руководитель Запорожского областного академического театра юного зрителя (Театра молодежи). Тот свой самый первый выпуск он пригласил в труппу почти в полном составе. Мария Нестулий – ведущая актриса его театра.

– Когда я закончила университет, то думала: неужели всю жизнь буду артисткой? Мы с Фортусом беседовали по поводу моих планов, и я говорила, что не уверена. Дело не в том, что не хотела – не была уверена, что могу и достойна! С таким неверием в себя я бы никогда не стала артисткой, если бы не Геннадий Вадимович, который с большим вниманием относится к своим воспитанникам.

У Маши никогда не было желания «демонстрировать себя». Она до сих пор с ужасом вспоминает, как тряслись руки и прыгал смычок на академконцерте в музыкальной школе. Или как бешено колотилось сердце, когда впервые выходила на сцену Театра молодежи. В мюзикле «Приключения в стране МДД» было много танцев, а Маша никогда ими не занималась (синхронное плавание в детстве не в счет). На репетициях ей пришлось потеть больше, чем другим первокурсницам:

– Каждый день мы танцевали по нескольку часов, утром я не могла встать с кровати. От непривычной нагрузки дико болели суставы, – сознается Мария Нестулий. – Но что такое «тяжело»? Когда интересно, то не тяжело. Для роли мадам Тербуш в «Распутнике» мне не тяжело было перерыть Интернет, чтобы найти немку-переводчицу и две недели кряду слушать ее уроки русского языка, пытаясь воспроизвести немецкий акцент. А три часа репетировать, повторяя  монолог, – тяжело? Но если я начинаю, потом не могу остановиться. Мне легко, потому что хочется!

Продолжение следует

Редкое постоянство: 20 лет подряд летом Мария отдыхает на Бирючьем острове. Отпуск – время, когда у нее появляется возможность вволю читать. Но не романы, а книги по психологии. Маше хочется понять, как устроен человек, что им движет. В последнее время она увлеклась астрологией – может быть, еще и потому так дотошно пытается осознать свое предназначение. Она родилась для сцены – хотя долго не хотела это признавать. Теперь такой же судьбы желает своей дочке Таисии. В честь Анастасии Павловны, положившей начало театральной династии, девочку называют Тасей. Она еще маленькая, но уже учится на театральном отделении Запорожской детской музыкальной школы №1. Той самой, где преподает ее бабушка и где 23 июня Ларису Николаевну Нестулий будут поздравлять со знаменательным юбилеем. Продолжение следует?

Штрихи к портрету

Насмешливо приподнятый уголок губ, лукавые бесенята в глазах – лицо Марии Нестулий невозможно забыть. Оно моментально западает в память зрителей – то ли в детской сказке «Белоснежка, гномы и принц», то ли в комедии для взрослых «Боинг-Боинг», то ли в психологической драме «Месье Амилькар», то ли в эксцентричном «Танго»…

Не так давно в Театре молодежи состоялась премьера спектакля «Легкое знакомство» в постановке Геннадия Фортуса. Это своего рода актерская дуэль двух сиятельных партнеров – заслуженных артистов Украины Марии Нестулий и Максима Березнера. Театровед Надежда Петренко так описывает финал спектакля: «Да, они открылись друг другу – обнажились души. И непринужденное родное «ты». И поцелуй… Она действительно невероятная, Мария Нестулий: нежность и трогательная открытость, незащищенность в пластике, в голосе: «Останься!»

Не верится, что эта притягательная, чувственная, загадочная женщина, наследная принцесса сцены не хотела быть артисткой! Мы говорим, что в театр ее привела случайность. Да так ли это?

– Какие-то наши желания сидят настолько глубоко, что мы даже не осознаем их, – размышляет Мария. – Интуитивно начинаем действовать, а потом оказывается, что это и есть наша истинная потребность. Я думаю, судьба сама часто ведет человека. Или всегда? В юности я говорила: «Мама, ну что ты пристаешь к людям со своим театром! Не все так в него влюблены». А она была убеждена, что лучше ничего нет на свете. Мне это было смешно. Но теперь у меня у самой появилась убежденность, что лучше, интереснее, прекраснее профессии не существует!

 

Виталина ДОРОШЕНКО

Поделиться
РубрикиПубликации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

31 − 30 =