15 мая исполнилось 125 лет со дня рождения гениального писателя, уроженца Киева Михаила Афанасьевича Булгакова. В представлении широких читательских масс он является прежде всего автором романа «Мастер и Маргарита», а также сатирической повести «Собачье сердце».

 
Поделиться

15 мая исполнилось 125 лет со дня рождения гениального писателя, уроженца Киева Михаила Афанасьевича Булгакова. В представлении широких читательских масс он является прежде всего автором романа «Мастер и Маргарита», а также сатирической повести «Собачье сердце».

Не в последнюю очередь, благодаря тому, что оба эти произведения в свое время были блестяще экранизированы знаменитым кинорежиссером Владимиром Бортко. Крылатые фразы из этих шедевров давно уже вошли в нашу повседневную жизнь («рукописи не горят», «свежесть бывает только первой – она же и последняя», «желаю, чтобы все!», «взять все, да и поделить» etc).
 
Таким образом, Булгакова и его творчество у нас воспринимают в обратной, перевернутой перспективе, ибо ни «Собачьего сердца», ни «Мастера и Маргариты» при жизни их автора в литературном обиходе не существовало: о том, что сии «рукописи» ждут своего часа, знали считанные единицы посвященных.
 
 
Для современников Михаила Афанасьевича он был в первую очередь модным, наполовину опальным драматургом, автором остросоциальной, на грани политической фронды «Зойкиной квартиры» (премьера 28 октября 1926 года в Театре им. Евгения Вахтангова), а также «Дней Турбиных» –откровенно антисоветской пьесы, созданной по мотивам его же романа «Белая гвардия», который представляет собой гимн белогвардейскому офицерству, да и вообще только что канувшей в Лету Царской России. Недаром, по мнению литературного критика Орлинского, стоявшего на позициях большевизма, «БГ» – это политическая демонстрация, в которой Булгаков перемигивается с остатками белогвардейщины» (здесь и далее цитаты – по очерку Мариэтты Чудаковой «Жизнеописание Михаила Булгакова». «Москва», №№6-8, 1987).
 
По странной прихоти Сталина данный спектакль, начиная с его премьеры 5 октября 1926 года и до самой войны, почти тысячу раз с аншлагом (но не без палок в колеса) шел на сцене Московского Художественного Академического Театра – главной театральной площадке Страны Советов. И не просто шел, но и был, по сути, визитной карточкой МХАТа. Более того, бывая на «Днях…», Хозяин аплодировал по ходу и в конце сценического действа, и вместе с ним рукоплескала его свита. Почему так? Разве Иосиф Виссарионович не понимал вполне очевидных интенций, коими пронизаны «Дни Турбиных»? Все он видел, все понимал. Тем не менее: «Появление этой пьесы на сцене МХАТа, конечно, колючий факт. Но для нас не опасна сомнительная идеология этой пьесы, ибо наш желудок настолько окреп, что может переварить и острую пищу» (из доклада А.В.Луначарского в Коммунистической академии на диспуте «Театральная политика Советской власти», опубликованного 5 октября 1926 года в «Нашей газете»).
 
 
Поэт Максимилиан Волошин (у него Булгаков со своей второй женой в июле 1925 года отдыхал на даче в Коктебеле), прочитавший «Белую гвардию», подарил гостю свою акварель с такой надписью: «Дорогому Михаилу Афанасьевичу, первому, кто запечатлел душу русской усобицы, с глубокой любовью». Еще не будучи лично знакомым с Булгаковым, в марте 1925 года Волошин пишет руководителю издательства «Недра»: «Эта вещь представилась мне очень крупной и оригинальной. Как дебют начинающего писателя ее можно сравнить только с дебютами Достоевского и Толстого».
 
Определенной, хотя и гораздо меньшей известностью пользовались пьесы Булгакова «Бег», «Мольер» («Кабала святош»), «Дон Кихот», «Александр Пушкин» («Последние дни»), «Иван Васильевич» (тот самый, который в позднейшей комедийной киноверсии «менял профессию»), «Багровый остров», инсценировка «Мертвых душ» – но лишь в силу того, что из-за явной несоветскости их автора и его произведений они куда чаще снимались с репертуара и репетиций («ударим по булгаковщине!»), чем шли на сцене. «В этом сезоне зритель не увидит булгаковских пьес, – злорадствовал критик Пикель в «Известиях» от 15 сентября 1929 года. – Закрылась «Зойкина квартира», кончились «Дни Турбиных», исчез «Багровый остров».
 
То же самое можно сказать о сравнительно небольшой известности его прозы, опубликованной в 20-е годы, еще до негласного запрета печатать сочинения «новобуржуазного отродья, брызжущего отравленной, но бессильной слюной на рабочий класс и его коммунистические идеалы» (поэт
 
Александр Безыменский, «Открытое письмо Московскому Художественному Академическому Театру». «Комсомольская правда», 14 октября 1926 года). Имеются в виду газетные очерки и фельетоны Булгакова, его рассказы «Налет», «Ханский огонь», «Морфий», «Я убил», повести «Записки на манжетах» и «Записки юного врача», сатирические повести «Дьяволиада» и «Роковые яйца». За исключением двух последних, об этих текстах знали в основном литературные гурманы да собратья по перу, ревностно следящие за творчеством друг друга.
 
Сегодня в это трудно поверить, но 26 апреля 1926 года – это последняя дата, когда Михаил Афанасьевич видел свою прозу напечатанной. В тот день ему выслали авторские экземпляры второго издания «Дьяволиады». С тех пор и вплоть до самой смерти писателя, наступившей 10 марта 1940 года, в СССР не было опубликовано ни единой строчки его произведений – ни прежних, ни вновь созданных, как-то абсолютно «безвредный» (с идеологической точки зрения) «Театральный роман». Лишь в 1955 году, после почти 30-летнего перерыва, были переизданы две его пьесы.
 
Творческое наследие гениального Мастера, насколько это вообще было возможно, сохранила для нас его вдова Елена Сергеевна, черты характера и внешности которой отчасти запечатлены в образе Маргариты. Именно она, приложив неимоверные усилия, добилась публикации «романа о дьяволе» в журнале «Москва» (№11, 1966; №1, 1967) – по тексту, подготовленному ею же, хотя при этом редакция значительно и произвольно его сократила. Тем не менее выход в свет вершинного творения Булгакова стал знаковым событием в литературной жизни Советского Союза.
 
… Обращаясь к биографии людей уровня Булгакова, мы поневоле стремимся извлечь из нее некое полезное нам moralite, некий поучительный урок. В нашем случае он очевиден: хочешь осуществить свое призвание и достичь совершенства на избранном пути – обязан одолеть все преграды, помножив данный тебе от Бога талант на упорный каждодневный (иногда поистине каторжный) труд, на работу над самим собой, и заранее согласившись вытерпеть плевки и удары, коими тебя обязательно «вознаградят» «доброжелатели». Все просто, как видим. Хотя ничего более сложного, наверное, не существует.
 
Сергей ГРИГОРЬЕВ

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться
РубрикиПерсона