Волшебная способность фотографа – замечать чудеса в повседневной жизни.

Недавно состоялась персональная отчетная выставка «О том, о сём» – видение сегодняшнего Запорожья известного запорожского фотохудожника-документалиста Александра Максимова в выставочном зале Союза фотохудожников.

Александр Максимов поделился небольшими профессиональными хитростями, как замечать все детали момента и поведал о своих фотоснимках. Автор считает, что настроение фотографии – это самый важный признак. Снимки должны заставить своего зрителя что-то почувствовать! 

Александр представил для просмотра 80 фото – легкие, светлые, веселые, сделанные в течение прошлого года – документальные портреты, уличные фотографии с активным ритмом современной жизни и пейзажи.

Основные вопросы, которые поднимает в своих работах, – социальная жизнь, проблемы Запорожья. Его снимки, в основном – черно-белые, наполнены эмоциональным подтекстом с сильной визуальной историей.

Главная тема для мастера, понимающего суть свою и предназначение, – человек в его повседневной среде, характеры и настроения людей. Это общение искреннее, оно идет от сердца.

– Александр, когда смотришь на ваши проекты, создается ощущение, будто выбираете только социальные темы. Что за год работы запомнилось больше?

– Cовсем не выбираю социальных тем. Возможно, они лишь кажутся такими? Обращаю внимание в первую очередь на то, то что близко душе. Меня интересует сам процесс. Причем этот выбор происходит спонтанно, интуитивно, не включая голову. Голова тут только помеха. Интуиция и душа это делает лучше и быстрее.

Больше всего запомнились майский ливень на день Победы, праздник Троицы, Покрова на Хортице, осенние туманы над Днепром и весенний степной ковыль.

– Как изучаете город? Запорожье похоже на утопию или антиутопию?

– Какая же это утопия? Это реальность, в которой ты вынужден жить, ее нельзя заменить на какую- то иную, более комфортную. Хотя всю жизнь живу в Запорожье, но только недавно смирился с этим фактом. В городе есть определенные уголки, в которых мне приятно бывать. Чаще всего это старые дворики, в которых чувствуется обаяние ушедшего времени, они вызывают во мне ностальгические чувства. Явно представляю себе жизненные истории людей, которые здесь обитали.

Когда бываю в таких уголках, то на душе светлеет, рождаются какие-то чувства, хочется рассматривать все вокруг и напитываться этими чувствами.

– Какой характер мегаполиса у вас вырисовывается сейчас?

– Запорожье индустриальный, промышленный город, без особых исторических и культурных традиций. Они только рождаются сейчас. Хотя внешне город стал меняться в лучшую сторону, но остро чувствую его не ухоженность и не продуманность.

– С какими трудностями сталкиваетесь в создании портретов в храме и на улице?

– Люди оберегают свое личное душевное пространство. Им не очень нравится, когда кто-то лезет в него с объективом, или пристально наблюдает. Очень часто человек, если видит объектив, то тут же закрывается, опускает глаза или отворачивается. Назойливый фотограф может вызвать раздражение.

Поэтому, главная трудность – фотографировать людей, не нарушая их внутреннего пространства. Фотографировать нужно очень быстро, ненавязчиво и незаметно, не вызывая недоверия к себе. Не меньшая трудность заставить себя фотографировать незнакомого человека, зная о том, что может последовать раздражение и гнев.

Фотографировать в храме вообще нужно очень деликатно. Нужно стать частью людей, собравшихся  в храме, тогда фотоаппарат не вызовет недоверия.

– Александр, расскажите больше о серии «Майский дождь».

– Серия «Майский дождь» сделана 9 мая в парке Победы во время праздника. Людей пришло очень много. Вдруг неожиданно пошел дождь, перешедший в ливень. Люди, укрывшись зонтиками, поспешили на выход. Я тоже раскрыл зонт и так фотографировал людей, бегущих мне навстречу. Зонт над собой держал в одной руке, а фотоаппарат в другой. Это очень неудобно, а менять настройки вообще было невозможно. Зонт не спас, за 30 минут я вымок до нитки.

Люди реагировали хорошо, часто улыбались, некоторые смотрели изумленно, кое-кто интересовался, «по какому каналу покажут».

– Вы снимаете более 30 лет. Как менялись ваши снимки с течением времени?

– Пейзажей стало меньше, а фотографий «с человеческим лицом» больше. Рассматривая свои первые снимки, вижу, как просты и незатейливы они были. Надеюсь, что сейчас я делаю более глубокие психологические фотографии и что они более совершенны технически. Людям нужен смысл. Но они становятся все более и более субъективными, то есть это кадры не для всех, а только для родственных душ.

– На профессиональном языке, что нужно, чтобы сделать хорошую фотографию?

– Во-первых нужно обладать особым фотографическим видением, врожденной способностью. Она позволит увидеть объект или ситуацию нестандартно. Во-вторых нужен хороший свет, адекватное освещение, которое правильно и эффектно обрисует объект, создаст иллюзию пространства в кадре, разделит изображение на планы, подчеркнет перспективу. В-третьих нужно хотя бы начальное понимание закономерностей композиции. И в-четвертых, иметь основы технической грамотности.

– Фотожурналистика, наверное, эмоционально опустошает. Что помогает не перегореть?

– Увы, ничего не помогает. Я движусь только на внутреннем чувстве долга, на собственной дисциплине, на привычке работать.

– Куда движется ваша фотография? Какие планы на будущее?

– Для меня это тоже пока загадка. Я предложил почти, в шутку известному запорожскому актеру Сергею Цевелеву, который пришел на открытие моей выставки, воспользоваться сюжетами на фотографиях как готовыми мизансценами к спектаклю. Сергей подумал и заявил, что на снимках мизансцены к спектаклю по мотивам произведений Федора Михайловича Достоевского…

Я всегда двигаюсь интуитивно, прислушиваясь к внутреннему голосу. Он лучше знает, куда нужно идти и над чем работать. Хочется меняться, фотографировать по-новому, делать интересные для людей снимки, в которых бы отражалась жизнь во всех ее проявлениях, достигать большей динамики в кадре, дарить надежду зрителю каждым своим кадром. Разве может быть что-нибудь лучше, чем любить свою работу и чувствовать, что она кому-то нужна!

Виктория ШЕПЕЛЕВА, фото Елены Мозговой, Александра Максимова

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поделиться