Нельзя выпускать ребенка в мир не вооруженным идейно, не обученным основным знаниям физиологии, наследственности, психологии, исторической диалектики. Только из этих знаний, из серьезной подготовки вырастает устойчивая собственная мораль и убежденность в правоте, которая выдержит любые удары жизни.

Иван Ефремов

Распространение коронавируса затмило все иные аспекты нашего бытия. Однако никто не отменял тех реалий, в которых мир существует последние десятилетия. И, возможно, именно та беда, которая постигла сегодня человечество, поможет перевернуть сложившуюся монаду (в упрощенном понимании – единица бытия).

В наше удивительное время за самыми, казалось бы, простыми вещами могут скрываться глубокие смыслы. Необязательно тайные, но такие зачастую, которые позволяют и понуждают взглянуть на произошедшее более пристально.

На февральском съезде команды «Зе» (назвать эту технологическую структуру украинского публичного пространства партией язык не поворачивается по причине отсутствия признаков таковой) было объявлено, что идеологией ее есть центризм. Даже была дана раскладка, какие аспекты политики, предлагаемые к реализации, будут спозиционированы справа и слева от центра. Однако хочется спросить: центризм, что в имени твоем? Какой путь новой политической силе предначертан в действительности?

Критиковать всегда легко, и публичное пространство тут же откликнулось «конструктивными» месседжами типа «будут угождать и нашим, и вашим», «за все хорошее против всего плохого» и т.д. Но можно ли так поверхностно относиться к попытке политической структуры, получившей, по сути, всю полноту власти в стране, обнародовать свои устремления?

Фланговый ликбез

Начну с того, что понятия «центризма» в идеологическом лексиконе партийного спектра нет. По-крупному, есть всего три составляющие в целом очень многообразной и разноцветной политической палитры. Это марксизм, консерватизм и либерализм, если смотреть слева направо. Все остальное есть лишь вольная трактовка политспектра. Марксизм предполагает отождествление взглядов людей, отстаивающих интересы малоимущих слоев общества, исповедует идею равенства и отсутствие монополии какой-либо группы людей на средства производства. Либерализм же утверждает прерогативу власти узкого круга лиц, обладающих монопольным правом на ее осуществление, и ставит во главу угла частную собственность, предполагает априори неравенство и эксплуатацию большей части населения со стороны избранных.

Наиболее сложно обстоит дело с консервативной составляющей. По идее, такая партийная структура обладает набором политических «хромосом» правого и левого вида и предъявляет их обществу (чаще всего и обычно – электорату) в период острого процесса захвата и удержания власти. Здесь важен концептуальный момент: свои взгляды (лево- или правоцентристского толка) такая партийная структура в приличном, то есть цивилизованном обществе менять не может, ибо быстро потеряет верящий ей электорат. Ну и, конечно, взгляды такого рода у подобной партии должны вызреть в процессе межвидовой конкурентной борьбы, быть устойчивыми, а озвучивать их должны те ее представители, которые вызывают доверие у своих приверженцев. Последнее утверждение важно в контексте понимания термина «уважаемые люди» относительно собственно команды «Зе».

Так кто же вы?

Очевиден тот факт, что среди лидеров «Слуги народа» невозможно найти ни одного представителя, который мог бы обосновать свои политические взгляды правоцентристского или левоцентристского толка. Высказывания их отдельных партийцев о предполагаемом либертарианском и/или социалистическом пути «СН» только усиливали «смущение умов» народонаселения. Поэтому по основополагающей части осознания себя в политическом пространстве у команды «Зе» резервы, мягко говоря, есть.

Не менее важным фактором организации партийной структуры является фигура ее лидера. По этой части у команды «Слуги народа» предъявить обществу просто нечего. Самоустранились два человека, которые как бы стояли у истоков самого процесса вхождения во власть – президент Владимир Зеленский и спикер парламента Дмитрий Разумков. И хотя по масштабу влияния они несопоставимы, присутствие хотя бы второго из них придавало бы вновь создаваемой партийной структуре некоторую основательность.

Однако и господин спикер предпочел дистанцироваться от команды «Зе», утверждая, что причиной тому – его должность, он-де должен быть над схваткой. Позвольте, но тогда зачем вообще партии брать власть в свои руки – чтобы лидеры потом от нее отмежевались? Таких политических кульбитов, думаю, в истории не найти. А нынешний формальный лидер «Слуги народа» Александр Корниенко выглядит просто назначенцем.

Он не является ни лидером общественного мнения, ни опытным партфункционером или государственным деятелем. Но вот по части красноречия выделиться уже сумел.

– Мы патриоты и даже националисты, когда идет речь о защите нашего государства. Но мы гуманисты, когда идет речь о защите прав человека жить так, как он хочет. Мы либертарианцы, когда открываем рынок земли, янтаря, игорного бизнеса. Но при этом мы государственники, когда требуем соблюдать налоговую дисциплину и ликвидируем  коррупционные схемы. Мы либералы, когда защищаем экономическую свободу человека. При этом мы социалисты, когда речь идет о защите малообеспеченных, пенсионеров, – говорил Александр Корниенко.

«Большевизм» без авторитета

Как видно из сказанного, ни устойчивыми партийными взглядами, ни простыми принципами здесь не пахнет. При таком подходе люди не понимают, чего ждать от такой «партии» в следующий момент.

Другое дело, если бы пост первого лица в «Слуге народа» был делегирован какому-то уважаемому в обществе лицу. Пусть это был бы не производственник, не опытный экономист, не прошедший огонь и воду политических баталий прошлого человек– это, мы понимаем, не в «тренде». Но в стране достаточно – нет, не промарксистских или неолиберальных фигур, взгляды которых раздирают общество, – а вполне себе умеренных представителей модного ныне ментально проукраинского пространства. По типу академика Игоря Юхновского, политического страдальца Левка Лукьяненка или действительного авторитета прошлого, лидера РУХа конца 1980-х начала 1990-х годов Вячеслава Черновола. Перед этими людьми тогда раздвинулась даже видавшая виды коммунистическая партийная номенклатура, вполне комфортно в конечном итоге вросшая в реалии «дикого капитализма» Украины.

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ

Продолжение следует.

Читайте также:

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поделиться