Факт из разряда бесспорных: все жители Запорожья и области знают, что наша Детская железная дорога – лучшая в Украине и одна из наилучших в бывшем Союзе. Но лишь единицы из них в курсе, что человек, трудами которого построены этот и другие знаковые объекты социальной, а также промышленной инфраструктуры областного центра, 25 июня отметит 80 лет.

Это М.М.Шульга, в 1971 – 1973 годах – первый секретарь Запорожского горкома комсомола, затем, до начала 90-х – руководитель ряда структурных подразделений производственного объединения «Запорожтрансформатор». В 1991 году создал и возглавил корпорацию «Энергия-Время». В настоящий момент профессионально занимается пчеловодством.

Накануне «круглой» даты Михаил Михайлович любезно согласился ответить на вопросы нашего корреспондента.

– Есть такая пословица: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Уважаемый Михаил Михайлович, с кем вы, если не секрет, дружны?

– Друзей и близких товарищей у меня много. Если поименно назвать всех – газетной полосы не хватит. Поэтому назову только тех, чьи имена до сих пор на слуху. Это прежде всего Валерий Козырев, Владимир Кузенко, Александр Березняк, Валентина Анцупова, Александр Багатый, Ольга Лой-Еременко, Павел Михайлик, Виктор Заруба и Олег Черенков. Каждый из них на своем посту внес заметный вклад в развитие и расцвет Запорожского края.

– Те из нас, кто при памяти, 22 июня отметили скорбную дату – 80-летие начала Великой Отечественной войны. Каково это – родиться на третий день после того, как объединенная фашистская Европа во главе с Германией вероломно напала на нашу страну?

– Как вы, конечно, понимаете, в силу понятных причин самого начала войны я не помню. Из рассказов моей мамы Анны Ивановны знаю, что в двухнедельном возрасте меня эвакуировали на лодке из села Боровица Чигиринского района Черкасской области, где я, собственно, и появился на свет. Сейчас этого села нет – оно на дне рукотворного Кременчугского моря. Есть одноименное послевоенное село, населенное выходцами из прежней Боровицы.

Моя мама работала на консервном заводе в Черкассах, а в первые дни и недели войны принимала участие в эвакуации предприятия в глубокий тыл, на восток. Через какое-то время нам пришлось вернуться в Боровицу. От голодухи я был настолько слаб, что бабушка молила Бога, чтобы Он поскорей прибрал меня. Дескать, чтоб и сам не мучился, и нас не мучил. Но я каким-то чудом выжил. Видимо, насчет Миши Шульги у Господа были другие планы.

Что я отчетливо помню, так это отступавших немцев. Только зайдут во двор или в хату, сразу же требуют: «Курка, млеко, яйко!». Да какие там «яйки»! Самим есть нечего.

– Кем был ваш отец?

– Мой биологический отец Михаил Гончарук был кадровым военным. Меня назвали в его честь. Но он, очевидно, погиб в первые же недели или даже дни войны. Места и обстоятельств его гибели установить не удалось. Перед уходом на фронт отец успел подержать меня на руках. Но фамилия у меня все-таки мамина. Так уж вышло.

Настоящим отцом мне стал отчим Захарий Узнадзе. В 1947-1948 годах он работал вторым секретарем Тбилисского горкома ВКП(б). Захарий Ефремович сформировал меня как личность, передал мне свой жизненный принцип: созидать, а не разрушать. Между прочим, на отчима было покушение – ударили ножом под сердце. Не исключено, что тут замешана политика. Но, слава Богу, обошлось. В 1952 году родилась моя сестра Этери, до сих пор самый близкий и родной мне человек.

– Так вы, стало быть, в юности жили на Кавказе и усвоили его обычаи?

– Да, конечно. Однако прежде чем попасть туда я закончил школу в Боровице и успел отметиться на целине. После 9 класса работал электриком и киномехаником – жить на что-то надо было. Потом ушел на стройку. В школе у нас был замечательный учитель физики Владимир Петрович Никулин. Говорит: «Нагорбатиться успеешь. А сейчас, коль есть способности, – учись!». Он-то и вернул меня в 10-й класс, за что я ему безмерно благодарен. К слову, в том же 1958 году в школах СССР ввели производственное обучение. Вот так я одним из первых выпускников получил водительские права. Обучали нас вождению на грузовиках ГАЗ-ММ (знаменитая «полуторка») и ГАЗ-51 – обе модели с деревянными кабинами. К слову, с тех пор я всю жизнь за рулем. С удовольствием вожу личный автомобиль и теперь.

В возрасте 17 лет я получил на руки аттестат зрелости, а с легкой руки директора школы Героя Социалистического Труда Григория Петровича Михно – еще и путевку на целину. Романтика, знаете ли! Попал в поселок Никитенко (Кустанайская область, Миндегеринский район). Тамошний зерносовхоз осваивал более 20 тысяч гектаров непаханой первозданной степи. Потрудился в ипостасях комбайнера, тракториста, киномеханика.

Однако в силу ряда семейных обстоятельств через полгода перебрался в Сухуми. Устроился в автотранспортную пассажирскую контору, в распоряжении которой имелись автобусы и такси. Был и слесарем, и водилой. На «Голубом экспрессе» объездил всю Грузию. Познакомился с судьей Валерием Заркуа, мингрелом по происхождению. Понравились друг другу. Поскольку, ко всему прочему, у меня были права третьего класса, он взял меня себе в помощники. Валерий Ясонович – удивительнейший человек! От него я многому научился. Не «вестись» на сладкие посулы, держать удар, не поддаваться нажиму сильных мира сего. На Кавказе, где традиционно сильны кумовство и коррупция, оставаться неподкупным судьей сродни подвигу.

– Вот диво дивное: в Грузии жилось вам как в раю, а поступили в украинский вуз. Почему так?

– Не хотел «заносить», а в тогдашнем Тбилиси без этого никак. Сел в самолет – и в Киев. Сходу поступил в институт народного хозяйства, факультет экономики и организации промышленного производства. Был в числе комсомольских активистов. Но в партию не приняли, так как на собрании факультетской парторганизации слишком уж нестандартно, вольнодумно ответил на простенький, в сущности, вопрос.

Однако неприятных последствий сие не имело. В начале четвертого курса меня и моего хорошего товарища Анатолия Волощенко стали готовить к длительной командировке в Румынию, на завод химического машиностроения в г. Плоешти. Я даже засел за изучение румынского языка. А практику проходил на знаменитом заводе «Большевик», ныне благополучно угробленном. Но тут Бухарест поссорился с Москвой, и командировка отменилась.

В принципе я мог бы остаться в аспирантуре научно-исследовательского сектора КИНХ, но предпочел распределение в Запорожье, на трансформаторный завод. Сагитировал мой дядя, который был в ту пору одним из руководителей «Днепроэнерго». Ведь промсектор Запорожья развивался невиданными темпами. Перспективы рисовались ого-го! Так летом 1965 года я стал инженером-экономистом Всесоюзного института трансформаторостроения, который входил в ПО «ЗТР».

В Киеве я встретил свою жену Валентину Шубину, студентку института физкультуры. Валя профессионально занималась художественной гимнастикой и достигла в этом виде спорта определенных высот. К сожалению, в 2000 году Валентины Николаевны не стало. В 1966 году у нас родился сын Олег, еще через три года – дочь Катя. Сын закончил «машинку». Владеет бизнесом по производству оборудования для пищевой промышленности. Дети подарили мне двух внуков и внучку, которыми я несказанно горжусь.

Опять же в Киеве я всерьез увлекся гандболом. Имею звание мастера в этом виде спорта. Наша институтская команда разделывала «под орех» иных профессионалов.

– Ну а «строем и с песней» походить вам, досточтимый батоно Михаил, довелось ли?

– А как же. Святое дело! В ноябре 1965 года меня призвали в армию. Служил в Ленинградском военном округе, на Кольском полуострове, в войсках противовоздушной обороны (поселок Кильдинстрой под Петрозаводском) начальником радиолокационной станции. Открыл в себе артиста армейской художественной самодеятельности. Выступал в молодежном театре солдатской сатиры. Отслужив год, по демобилизации вернулся в Запорожье, на ВИТ. Занялся прикладной наукой. Сдал кандидатский минимум по вопросам производительности труда.

– И тут на молодого перспективного специалиста «положил глаз» Ленинский райком комсомола…

– Так точно. Если еще точнее, то лично первый секретарь райкома Анатолий Бугунов. С его подачи в июле 1968 года меня избрали вторым секретарем. А в марте следующего года, когда Анатолий Григорьевич ушел на повышение, меня стали «сватать» на его место. В общем, «главным комсомольцем» Ленинского района, который в ту пору включал и нынешний Хортицкий район, я пробыл до середины августа 1971 года.

– Наверное, дремать в руководящем кресле не пришлось. Тут тебе и 200-летний юбилей Запорожья в 1970 году, и начало строительства важнейшего стратегического объекта ДнепроГЭС-2, и ввод в эксплуатацию все новых и новых производственных мощностей на электротехнических предприятиях Правого берега, и так далее, и тому подобное. Причем везде впереди – члены ВЛКСМ, они же «молодежный авангард родной Коммунистической партии».

– Да, это было прекрасное время, время неподдельного оптимизма, бескорыстного трудового энтузиазма и надежд на скорый приход светлого завтра.

Однако самое интересное лично для меня началось 15 августа 1971 года, когда после предварительных «смотрин» в ЦК ЛКСМ Украины меня избрали первым секретарем Запорожского городского комитета комсомола. Евгений Александрович Пьянков, первый секретарь горкома партии, сходу предложил подумать о том, каким образом нам благоустроить территорию в районе уже построенного Гребного канала в Южном микрорайоне на Песках. Уже тогда буквально в воздухе витала идея Детской железной дороги.

Но ведь ни сметы, ни проектной документации. «Ладно, с этим как-нибудь разберемся,– сказал Пьянков. – А ты, Михаил, давай подтягивай к этому делу толковую молодежь». Пусть, мол, она выступит инициатором. Что ж, таковым «назначили» комсомольскую организацию электровозоремонтного завода – по ведомственной, так сказать, принадлежности. Сам же Евгений Александрович обязал директорский корпус Запорожья всячески помогать комсомолии в строительстве и обустройстве ДЖД.

Наши парни и девушки своими руками разбирали старую железнодорожную ветку, которая вела к заповеднику Аскания-Нова, а рельсы и еще пригодные шпалы оперативно отправляли на свою ударную комсомольскую стройку. В результате в рекордно короткие сроки были уложены 3,6 км ДЖД, возведены корпуса депо, станции-вокзала и четырех полустанков.

Сейчас все это кажется абсолютно невероятным, но уже 19 мая 1972 года, в 50-ю, кажется, годовщину основания Всесоюзной пионерской организации им. В.И. Ленина, по Запорожской ДЖД прошел первый состав! Пришлось всем нам, конечно, в течение почти двух лет работать по 18 часов в сутки, без выходных и отпусков. Дорогу возглавила Раиса Казак – знаковый для нашего города человек. Директором Запорожской ДЖД Раиса Алексеевна оставалась на протяжении 40 лет. А ведь свой славный жизненный путь она тоже начинала в комсомоле – кузнице кадров Страны Советов.

– Какие еще социально значимые проекты запорожская молодежь осуществила в тот период, когда вы являлись ее лидером?

– В начале 1972 года ЦК ЛКСМУ организовал Всеукраинскую выставку технического творчества молодежи. К тому времени у нас таких клубов было несколько. Вот мы и отправили в Киев аж два КАМАЗа с прицепами, на которые погрузили хитроумные поделки юных кулибиных. Меня даже отругали: зачем, мол, так много? Но без малого половину – процентов этак 40 призов мы тогда таки взяли.

Кроме того, по инициативе горкома комсомола создавались молодежные клубы по интересам и клубы детского творчества при жилищно-коммунальных отделах. Большинство детей были пристроены и тем самым в известной мере ограждены от дурного влияния улицы. А что теперь? Зачем разрушено все то разумное и полезное, что создано старшим поколением?

– Почему, по достижении определенного возраста, вы не продолжили управленческую карьеру, но уже в партийных структурах?

– Решил применить свои профессиональные знания, полученные в вузе, на практике. К тому же Виктор Андреевич Иванов, тогдашний генеральный директор ЗТЗ, пригласил меня к себе на работу. Дескать, «сынок, есть предложение тебе вернуться к заводской трубе». То же говорил и Евгений Борисович Титаренко, секретарь заводского парткома.

На ЗТЗ я занимал ряд ответственных должностей, в т.ч. начальника отдела труда и заработной платы. Избирался в парком. За 10 лет объездил множество предприятий-смежников по всему Советскому Союзу.

В середине 80-х годов вышел приказ о создании на промпредприятиях подсобных хозяйств. Тем, кому сейчас за 50, помнят, что тогда были серьезные трудности с продовольственным обеспечением населения. Считалось, что подсобные хозяйства помогут выполнить Продовольственную программу (была и такая). Как экономист я с головой ушел в эту работу. Создали свою заводскую пасеку на острове Хортица – рядом с пионерлагерем «Чайка». Держали до ста пчелосемей. Вывозили ульи на поля под Разумовку и Каневское. Кроме того, в балке, что за испытательным корпусом ЗТЗ, построили три теплицы.

В марте 1986 года меня назначили заместителем директора внешнеторговой фирмы ЗТЗ. Был слушателем месячных курсов Академии внешней торговли в Москве. В этом качестве дал интервью информационной программе «Время», выходившей на Центральном телевидении СССР. Рассказывал о передовом опыте реформирования экономических отношений внутри нашего предприятия.

В конце 1991 года рухнул Союз, и я ушел, что называется, на вольные хлеба. Вместе с единомышленниками создал фирму с красноречивым названием «Энергия-Время». Свою задачу мы видели в том, чтобы уйти от экономически неэффективной гигантомании в энергетике, сделать ее, в соответствии с мировой тенденцией, малой, предельно экономной.

В 2001 году, по достижении 60-летнего возраста, я вышел на пенсию. Живу на природе, в одном из пригородных сел. Развожу пчел. Поддерживаю отношения со своими давними друзьями и коллегами. Они избрали меня председателем Совета ветеранов комсомола Запорожья и области. Каждый год 29 октября, в день рождения ВЛКСМ, и 26 июня, в день рождения комсомола Украины, мы собираемся, чтобы отметить эти значимые для нас даты, вспомнить прошлое, помечтать о лучшем будущем для наших внуков и правнуков.

– Спасибо, Михаил Михайлович, за интересную беседу. Позвольте от имени наших читателей пожелать вам крепкого казацкого здоровья, счастливой земной жизни, исторического оптимизма и удачи. Ну и, конечно, выглядеть куда моложе своих лет, – то есть так, как вы выглядите теперь.

Беседовал Сергей ГРИГОРЬЕВ, в 1976-1977 годах – комсорг СШ № 61

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

98 − = 91