Тема взрывоопасных предметов сегодня актуальна на территории нашей страны. Только по Запорожской области с начала года специалистами-пиротехниками ГСЧС было выявлено 179 случаев обнаружения взрывоопасных предметов.

Мы пообщались с начальником группы подводного разминирования Аварийно-спасательного отряда специального назначения ГУ ГСЧС Украины в Запорожской области, майором службы гражданской защиты Святославом Стасюком, и расспросили его об опасностях, подстерегающих саперов на служебном поприще.

– Насколько опасен ваш труд? Происходили за время работы какие-либо резонансные случаи?

– Один из них случился в 2012 году в районе села Украинка, которое находится под Вольнянском. Во время Второй мировой войны в этом месте был разбит эшелон с боеприпасами. Они пролежали долгое время в земле. Саперы, обнаружившие эти снаряды, часть из них уничтожили, а остальные закопали в яме. И мы за три дня изъяли оттуда 12 186 взрывоопасных единиц, транспортировали их на полигон и уничтожили. В Орехове в этом году на территории школы, где ремонтировали спортзал, рабочие также нашли снаряды – изъяли около 180 взрывоопасных единиц разного калибра.

Какую технику используете для разминирования?

– ОПМ (оперативно-пиротехническую машину) для перевозки личного состава и ПМТ (пиротехническую машину тяжелого типа) для транспортировки взрывоопасных веществ. А уже непосредственно на месте их обнаружения – миноискатели.

Где чаще всего обнаруживаете взрывоопасные предметы?

– В основном снаряды находят во время работ в полях – там, где когда-то шли боевые действия. Люди разные бывают, есть привыкшие к таким находкам: увидели снаряд, откатили его в посадку и там оставили, а кто-то за грибами пошел и обнаружил. Либо охотники за металлом, случается, тоже находят подобные «игрушки».

– Святослав, а в зоне проведения АТО/ООС вы участвовали в разминировании?

– Мы работали на второй и третьей линиях фронта – например, в Славянске, когда его только освободили. Ездили туда и на подводное разминирование. В Волновахе проводили проверку под фортификационные сооружения: блиндажи, ДОТы и т.д. На второй линии фронта работали в Мариуполе по проверке полей, территорий, где проходили боевые действия, проверяли линии электропередач.

– А что самое тяжелое в вашей профессии?

– Трудно ответить на этот вопрос… Вначале было страшно, а потом привык. Но, бывает, и сейчас побаиваюсь. Не всегда же знаешь, что может произойти. Главное – действовать согласно инструкции. Подвергать угрозе личный состав нельзя. У меня в подчинении находятся 12 человек, за них переживаю иногда больше, чем за себя…

– Какого самого большого калибра снаряд доводилось уничтожать?

– Это немецкая авиационная бомба весом в 500 кг. Обнаружили ее на поле за Новоалександровкой. Она была без взрывателя и прямой угрозы для людей не представляла. Мы ее транспортировали на полигон и уже там подорвали.

– А как действовать человеку, если он обнаружил, например,  у себя в огороде мину?

– Сразу звоните 101 – специалисты подскажут, как вести себя в подобных ситуациях. На место происшествия направляют идентификатора (это специалист, определяющий калибр и габарит взрывоопасного предмета), а он передает информацию нам, чтобы мы имели представление, с чем предстоит иметь дело.

– Святослав, что вы можете посоветовать молодым ребятам, которые хотят, как и вы, связать свою жизнь с этой профессией?

– Прежде всего, надо отдавать себе отчет: то, что показывают в кино – одна сторона медали, а в реальной жизни работа пиротехника может быть совсем другой. Это огромная ответственность и за себя, и за людей.

 

Алексей  ВЛАСОВ

Читайте также:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться