Мы продолжаем публикацию повести журналиста нашего издания Владимира Сальникова, начатую в предыдущих номерах «Запорожья Вечернего»


Поделиться

Продолжение. Начало в №41 (521) от 12.10.2017 

Вождь повернул своего коня к реке и с криком повел своих людей в воду. И вот в реку вошли сотни лошадиных голов и вцепившимися в их гривы людьми. Свинцовые волны реки понесли по течению все, что попало в них с берега, кроме брошенных людьми на берегу дымящихся костров и повозок. Вскоре из степи на опустевшем берегу появились всадники, количество которых быстро увеличивалось. Они стояли и смотрели на реку, уносившую их добычу: лошадей, женщин, скот и рабов.

Конь вышел из воды и Кашкар сев в седло, поднялся вверх по склону берега, выскочив из приготовленного врагами капкана. Люди, с которых стекала вода и сразу замерзала на краях одежды, устало поднимались вверх по берегу реки, подгоняя скот и лошадей, держа на руках детей и свой скарб. Он стоял на берегу их спасения и смотрел на врагов, почувствовав себя молодым, как много лет назад.

Прошло две зимы, и сегодня, лежа в юрте, вождь вспомнил переход своего племени через большую реку, где погибло много его воинов, скота и рабов. Его размышления прервал толмач, вошедший с пойманным торговцем римлянином, и они начали разговор.

Кашкар расспрашивал римлянина о цели его пребывания в этих краях, и тот ответил, что отправился для установления торговых связей, показал римский пергамент, с написанной на нем просьбой императора к вождям северных племен об оказании торговцу содействий в дороге. Внутренний голос подсказывал Кашкару, что перед ним не торговец, а хитрый и сильный воин, который, наверное, отправлен при подготовке к военному походу. Он предложил римлянину пищу и отдых среди его людей, а когда тот вышел с юрты поручил толмачу установить постоянную слежку за гостем.

Пришедший этой зимой к старику покой, отразился и на поведении его людей. Местность, которую сейчас заняло племя, имела достаточно пастбищ для скота, а горы, окружающие долину позволяли незаметно выставлять дозоры для охраны от врагов. Прекратились споры и драки среди воинов, ссоры и крики между женщинами, сонными двигались животные и рабы.

Лежащий в долинах среди гор снег великолепно сохранял корм для скота, который являлся главной ценностью в жизни его людей, источником для их пищи, одежды, определения материального положения среди своих соплеменников и возможностью дальнейшего роста численности рабочих рук в семье – и, наконец, основным смыслом жизни.

Несмотря на зимнюю сонливость местной природы, вождь требовал от людей бдительности и дисциплины, четкого исполнения его указаний и для этого периодически устраивал недалеко от стоянки племени военные состязания, которые требовали от воинов использования имеющихся навыков, силы и сноровки.

Мужчины и женщины стреляли из луков, бросали арканы, копья, пращи, бились на мечах и показывали ловкость в управлении конем. Проводились лавинные атаки конных групп воинов одних на других. Особую радость эти мероприятия вызывали у молодежи, которая имела возможность проявить себя в кругу одноплеменников, а молодым девушкам выбрать себе достойного мужчину. Зимнее время для большинства людей было периодом насыщенной домашней работы, когда из собранных и очищенных копыт скота, которые разрезали на пластинки, делали панцири и костяные стрелы, обработав их ядами. Отливались котлы, зеркала и металлические части сбруи для лошадей.

Эти ремесла давали оружие, одежду, пищу и питье, а часто и спасало жизнь воинам племени. Люди как всегда двигались за табунами по долинам, обходя горные лесные массивы, которые продолжали бояться. Они уже поняли, что деревья могут дать людям защиту от ветра, пищу для костров и много материалов для изготовления оружия и устройства их быта.

Но главным доходом для племени продолжали оставаться набеги на селения крестьян, греческие и римские поселения, притом, что уже начались развиваться и торговые отношениями с соседними племенами, благодаря которым люди-воины учились ковать железные мечи, кинжалы, изготавливать украшения из золота и серебра. В племени были свои мастера по обработке шкур, шитью из них одежды, сапог, колчанов, шлемов и щитов, люди делали из глины, дерева и металла посуду, как для себя, так и на продажу или обмен.

Большую часть времени стареющий вождь проводил в компании младшего сына, продолжал общаться с пленным римлянином в присутствии сына, чтобы потом с ним обсудить рассказы торговца. Такие беседы убеждали вождя, что этот враг хорошо знал военное дело и побывал в битвах среди многих племен.

Кашкар уважал гостя, посылая ему хорошую еду и предлагая лучших пленных рабынь. Однажды северный дозор привез зерно, пригнал скот и рабов из захваченных на их пути несколько мелких селений, и когда вождь, осматривая добычу воинов, услышал речь, сразу посмотрел на младшего сына, который стоял и прислушивался к беседе отца с рабами.

Он не знал, что они говорили на родном языке его матери, которая пела своему сыну перед сном песни своего народа. Она погибла, когда мальчик был маленьким, жену вождя отравил наемный убийца. Возвращение воинов из дальнего дозора у старой стоянки племени за большой рекой, принесло тревожную весть о том, что там собирается многочисленное племя.

Новость заставила вождя провести военный совет даже с участием старших сыновей, которые давно стремились к самостоятельности, но страх перед врагами держал их вместе. А раздел сейчас между ними скота, оружия, рабов и другого богатства вождя, по его мнению, может привести к семейному кровопролитию и затем уничтожению племени. Вернувшиеся с юга воины рассказали Кашкару о богатстве римского города, который был на расстоянии десятидневного пути для конного воина.

Эта новость, как рой пчел будоражила головы людей в племени, которые от своего возможного богатства и зимней лени потеряли чувство реальности, и уже стремились ощутить запах кровавой бойни. После проведенных шаманом обрядов, Кашкар собрал знатных воинов и назначил день начала движения основной группы воинов на юг, но часть повозок и скота он готовил для перехода на север, где среди лесных дубрав было достаточно корма, и местность была приспособлена для возможного отпора нападавшему врагу.

Старшие сыновья стремились отправиться на юг, желая получить свою долю от добычи после нападения на римский город, поэтому движение на север вождь поручил младшему сыну. В племени начали подготовку к весеннему движению, чаще стали проводиться военные игры и выезды дозоров с участием молодых воинов. Стучали молотки кузнецов, готовились к походу молодые лошади из табунов и снаряжение к ним.

Весна принесла пополнение среди населения и стада племени. К сожалению, молодой поросли мало отводилось времени, чтобы крепко встать на ноги и начать свой путь в борьбе за жизнь. В назначенный час на майдане у костра шаман провел ритуал с поклонением барану – символу небесной благодати с жертвенными подношениями.

Туманным весенним утром огромная серая масса животных и людей стала делиться на две ленты, одна из которых начала свое бодрое движение на юг, другая – с повозками, стадами, табунами, рабами и другим хозяйством племени медленно с криками и мычанием на север. Поднявшееся солнце рассеяло туман и осветило место зимней стоянки племени с остатками костров среди земляной жижи, образовавшейся от движения множества людей и животных.

Владимир САЛЬНИКОВ

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться
РубрикиОкно в мир