В публикации от 16 мая «Глотните побольше воздуха» речь шла о смене управленческих формаций, а также о том, что демократия есть в принципе самая продвинутая, самосовершенная форма правления. При всех ее имеющихся минусах. Сегодня мы продолжим тему кризиса систем управления.

Вначале немного о той же демократии. У исторического философа и социолога Чарльза Тили есть такая ее характеристика: «…широкие, равноправные, взаимообязывающие и защищенные консультации по поводу политических назначений и выработки политического курса». Конечно, такое ее понимание основано на опыте западных стран и включает в себя все формы тамошних парламентов – в первую очередь передовых европейских, процедуры дебатов и политических консультаций, иных форм взаимодействия партий.

Кризис управления

Но какое это все имеет отношение к современной Украине с ее почти 28-летним опытом охлократических метаний? У нас даже сегодня пытаются строить гражданское общество сверху, насильно продавливая финансовую строку в местных (областных, городских) бюджетах для поддержания штанов пресловутым «общественникам». Просто покупая таким образом их лояльность и подрывая тем самым основы этого самого гражданского общества.

Как говорилось в статье «Глотните побольше воздуха», Украина прошла все стадии управленческих форм и ни одну из них не только не реализовала, но даже не восприняла. По моему глубокому убеждению, это произошло по одной причине: у нас не работают законы в том смысле, в каком они работают на Западе. Нам ближе византийское понимание власти, по-нашему – кумовство («свій до свого по своє»). Но не об этом сегодня речь.

Мир в целом переживает всеобщий кризис управления. Это видно по многим показателям, приведу лишь самые яркие примеры. Закрытые, казалось бы, наглухо авторитарно-тоталитарные режимы арабских стран Северной Африки подверглись в 2011-2012 гг. флешмоб-хакерским атакам со стороны так называемых демократий с применением передовых электронных технологий. Это привело к массовому помутнению сознания местной молодежи, взрыву мозга в «передовых» головах, пересмотру взглядов и, как следствие, падению вроде бы стабильных режимов. Основанных к тому же на одной из самых закрытых и жестких религий.

Поиск «своей» модели

С другой стороны, страна, которая как раз и является источником и организатором этого якобы управляемого хаоса, сама впала в глубокий управленческий кризис. Свидетельством невозможности дальнейшего расширения и самой американской демократии, и в целом капитализма в мире, стал приход к власти в США Дональда Трампа. Провозгласившего возврат капиталов в страну их источника. Возможно, американцам еще очень повезло, что «воцарение» Трампа остановило ставший практически неконтролируемым вывод производств в третьи страны и разбухание финансового пузыря. Однако борьба между двумя разными подходами к организации мира – изоляционизмом  и глобализмом – продолжается.

Непонятно, что делать и нашему северному соседу России. Форма правления – самодержавие, которое характерно для нее на протяжении практически всего периода существования, предполагает нахождение у руля просвещенного правителя. А если там появляется самодур, что и было в лихие 1990-е, то бояре в состоянии и продать подешевле страну, и довести ее до всеобщего упадка. Так что и им в ближайшие годы здесь, как говорил классик юмористического жанра, нужно будет что-то решать.

В этой ситуации современная Украина, как это ни парадоксально, находится не в самом худшем положении. Пройдя через горнило организации всех форм управления государством, мы ни на какой из них не остановились. Трудно назвать это проявлением какой-то глубинной народной мудрости – учитывая, что все формы управления испытывают в мире кризис, просто отметим это как факт. И сегодня мы оказались на острие поиска новой модели управления и не отягощены, не заморочены отмирающими формами организации общества.

Ключевым здесь является то, что в мире отмирает сама форма организации государства, которая расхоже именуется national state . То есть государство, имеющее фиксированные границы, определяющую территорию, в какой-то степени титульную нацию, свой свод законов и язык. Все эти аспекты, характеристики national state у нас частично подвержены глобальному кризису, частично вообще не определены. Поэтому и перестраиваться, искать новую управленческую модель нам легче.

Проблемные партнеры

Благоприятствуют и внешние факторы. Американцам, которые последние двадцать пять лет являются самым довлеющим и деструктивным фактором для Украины, наконец-то стало не до нас. Вот уж поистине – не до жиру, быть бы живу. Хотя их остаточное влияние, несомненно, будет сохраняться. Но это больше связано с внутриамериканскими проблемами по выборам там президента в 2020 году.

Проблемы и у Европы, которая переживает еще больший кризис организации и управления. Слабо воздействует и Россия: за годы нашей независимости широкие слои украинского общества выработали стойкую аллергию к тем подходам в государственном управлении, которые исповедует наш северный сосед. А кто еще из значимых внешних факторов остался?

В этой ситуации чисто теоретически можно предположить, что приход к власти новых политических игроков дает Украине шанс. Именно игроков: назвать их сегодня государственными управляющими, политической командой или даже молодой элитой пока рано. Важным является то, что и коллективный Запад, и эта модерновая, прорастающая сегодня во власть еще вчерашняя оппозиция заинтересованы в зачистке олигархической составляющей украинской власти. Эта система пронизала все наше общество и является основой организации украинской жизни уже более двадцати лет. Так что сможет ли Колобок уйти и от бабушки, и от дедушки – большой вопрос.

Таким же сильным вызовом для новых слуг народа станет вопрос сохранения и укрепления базиса – промышленных предприятий, наукоемких производств, получение и внедрение передовых технологий. Без решения этих задач любые начинания обречены на провал.

Критерии власти

Ближайшие полгода покажут, насколько реальны очередные украинские надежды. Как сформируют партийные списки новые идущие во власть, из кого создадут коалицию, какие законы примут. Трехактная политическая пьеса в такие сжатые сроки предполагает уничтожение сакральности самой власти, близкой украинцам. Возможно ли это в принципе? Есть ощущение, что у нас может состояться эксперимент по организации новой формы управления – электронной демократии. Это было бы действительно управленческим прорывом, вот только возможно ли реализовать передовые формы управления в архаично организованной стране (когда государство слабо, а демократией и не пахнет)? Кстати, электронная система управления частично реализована в Малайзии, но то исламское государство, и потому имеет свою специфику.

Параллельно, в течение ближайшего полугода, должно стать понятно, каковы подходы у приходящей власти к организации этой самой власти на местах, в регионах – просто приоритетно по возрастной квоте, например, или все же по более серьезным критериям? А также будет ли дана правовая оценка всему тому безобразию, которое творили со страной последние пять лет. Или ради сохранения статус-кво власть имущих они вновь сыграют обычный украинский  договорнячок?

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 3 =