Вы заметили, что многие спорные законы у нас в стране стали приниматься в удачно выбранное время? Например, закон о рынке земли в условиях карантина, законопроект об использовании каннабиса в медицинских целях голосовался во время летних каникул. Разумеется, такие периоды вовсе не гарантируют политического согласия всех парламентских фракций, однако подразумевают отсутствие протестных акций.

1 июля Верховная Рада приняла закон о коренных народах, проживающих на территории Украины – к ним были отнесены крымчаки, караимы и крымские татары. Нужно отдать власти должное: в документе юридически грамотно выписаны два термина – «коренные народы» и «национальные меньшинства». Первые – это те, которые имеют свой язык, культуру и самосознание, но не обладают государственностью. «Нацменьшинства» же последнюю имеют, однако за пределами Украины. Возникает вопрос: могут ли «нацменьшинства» быть коренными, если корни их уходят далеко в прошлое? И, например, глубже, чем у «коренных» народов? К тому же президент Владимир Зеленский предложил заменить термин «национальные меньшинства» более демократичным «национальные сообщества», и анонсировал принятие отдельного закона об их статусе.

Почему закон о коренных народах вызвал если не возмущение, то недоумение и настороженность? Первая негативная реакция, как и следовало ожидать, пришла из Москвы. Руководство РФ выразило свое негодование по поводу того, что россиян к коренным народам в Украине не отнесли. Однако с юридической точки зрения в означенном законе ничего плохого не содержится: разделение населения на коренной народ и национальные сообщества не несет в себе никакой дискриминационной нагрузки, поэтому говорить о чем-то недемократическом не приходится.

Но на практике, к сожалению, идет процесс жесткой ассимиляции народов, проживающих на территории Украины – не видеть сего или закрывать на это глаза невозможно. К тому же, есть опасения, что, исходя из буквы принятого закона, агрессивные сторонники политики тотальной украинизации могут поставить перед национальными сообществами, защищающими свое гуманитарное право, вопрос ребром. А именно: если вам что-то не нравится в Украине, в отличие от коренных народов у вас есть своя государственность за пределами нашей страны. Вот и отправляйтесь туда – как говорится, с вещами на выход. Возможно, мы и преувеличиваем, но похожий лозунг украшал студию телеканала «Эспрессо» 2 июля – во время обсуждения экспертами данного закона.

Можно привести и другой пример – возмущение нашего языкового омбудсмена Тараса Кременя тем, что тренер украинской национальной сборной по футболу Андрей Шевченко и большинство самих игроков в ходе чемпионата Европы предпочитали общаться на русском языке. Несомненно, это уже не просто политизация спорта, а реальное притеснение права человека  на использование родного языка!

Хочется верить, что наши «слуги народа» не преследуют таких дискриминационных целей, и закон о национальных сообществах будет таким же демократичным и взвешенным, как и о коренных народах. Но мы-то с вами хорошо знаем, что написанное в документах такого рода далеко не всегда совпадает с действительностью. Например, украинская Конституция тоже защищает права всех народов, населяющих нашу страну, но всегда находились политики, понимающие данную статью по-своему. О них великолепно сказал французский писатель Жан Ростан: «Можно объясняться с теми, кто говорит на другом языке, но не с теми, кто в те же слова вкладывает совсем другой смысл». Не ждет ли та же участь и коренные народы, если каким-то власть имущим в будущем придет в голову идея обязательной их ассимиляции?

Проблема в том, что национальная, языковая и культурная политика – наверное, самое тонкое дело, требующее филигранного и безупречного подхода и умения сделать так, чтобы всем народам одинаково комфортно жилось в Украине. Видимо, на практике у нас это пока никому не удавалось сделать, иначе не возникали бы сепаратистские тенденции или стремление коренных народов обрести собственную государственность только потому, что они чувствуют себя ущемленными на территории своего проживания.

И таких примеров в современном мире хватает. Достаточно вспомнить курдов, компактно населяющих регионы в Иране, Ираке и Турции. Здесь они никогда не чувствовали себя родными и защищенными, и потому давно ведут ожесточенную военную борьбу за свою государственность, создавая головную боль всему ближневосточному региону, да и не только ему. Но такое чувство ущемленности есть результат этнической политики тех государств, где проживают курды? Не повторят ли украинские власть имущие тех же ошибок? Которые, кстати, допустила советская власть, пытавшаяся «причесать» все народы СССР одной гребенкой, породив тем самым агрессивный национализм в бывших союзных республиках.

И напоследок: с моей точки зрения, братских народов как таковых не бывает вообще. Подобные отношения складываются между отдельными людьми – в первую очередь, родственниками и друзьями. У разных этносов могут быть общая история, границы, в ходе которых возникают общие экономические и культурные связи, но каждый народ может и должен идти своим путем. Экономические и торговые взаимоотношения, мирное сосуществование и уважение – вот что действительно важно. А вот отдельные люди могут создавать многонациональные семьи, растить общих детей, и тогда на территории любого государства будут формироваться национальные сообщества. И, самое главное, – царить мир, которого всем нам так не хватает…

Татьяна НИКОЛАЕВА

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 3 =