Люди, к сожалению, все чаще говорят о том, что на себе прочувствовали всю «прелесть» медицинской реформы. Так, жительница Запорожья Лолита Никишова в соцсети опубликовала пост-откровение об одной из самых страшных ночей в своей жизни. Ниже – ее прямая речь.

Ночью 29 декабря 2020 года неожиданно очень высоко поднялось давление. Выпила таблетку и попыталась уснуть, но давление не падало. Стало тяжело дышать, ухудшилось самочувствие и я поняла, что нужно обратится за помощью в 103. Диспетчеру-мужчине рассказала, что не могу справится с гипертоническим кризом и прошу приехать «скорую». Диспетчер предложил мне выпить анаприллин. На мой вопрос, имеет ли он образование, дабы раздавать такие ответы, ответил, что нет. «А на гипертонический криз мы не выезжаем», — сказал напоследок и отключился.

Я в недоумении еще раз набираю телефон «скорой», дабы настоять на приезде врачей. Мне отвечает тот же диспетчер и молвит: вам не нужен мой совет, а «скорая» к вам не приедет и снова кладет трубку!

Тем временем мое самочувствие не улучшается. Принимаю решение вызвать такси и поехать в городскую больницу №10, что на Бульваре Шевченко. Приезжаю, подхожу к приемному отделению экстренной медицинской помощи, однако свет там был выключен — все спали. После моего звонка к двери подошла сонная женщина, похожая на медработника, и через закрытую дверь спросила, чего я хочу. А после моего объяснения о гипертоническом кризе она заявила, что прием только… по «скорой». Говорю, что бригада не выезжает, а мне очень плохо. Однако и здесь меня слушать не захотели.

И только после того, как пригрозила вызовом полиции, мне открыли входную дверь для диалога, а через пару минут пришла дежурный врач. Она выслушала и ответила, что помочь мне нет возможности, что препаратов у них нет, нет даже магнезии, чтобы сделать укол. Однако немного подумав, доктор все же отправилась в отделение, надеясь найти нужный препарат. И это городская больница, отделение экстренной медицинской помощи!

Тем временем злая медсестра, которой не дали поспать ночью, делать укол, даже если найдут препарат, отказалась. Но, немного поспорив, приступила к процедуре – и такого проникновения в вену у меня не было никогда! Она долго вставляла иглу, вытягивала ее, что-то ковыряла, потом потекла кровь по руке – в общем, ввести препарат медсестра так и не смогла. К давлению в итоге добавился еще и сильный стресс. Я вызвала такси, выпила еще одну таблетку и поехала домой, — говорит Лолита Никишова.

И как нам дальше жить, если «скорая помощь», больницы, медсестры отказывают в помощи? Что вообще станет с нами, с нашими пожилыми родителями, если, вызывая неотложку, мы будем слушать советы диспетчера без образования о том, какие препараты принять? Зачем нам вообще такие медсестры, которые элементарно не могут сделать укол?

Женщина, пережившая эту историю, уверена: если мы будем и дальше молчать, возможность выжить с такой «медреформой» – малореальная перспектива. Кстати, с нынешнего года «неотложка» будет приезжать только на кровотечения или остановку дыхания, а на остальные случаи советуют придумать что-нибудь самим… Придумаем?

Марина ПАРХОМЕНКО

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 5