Многим нашим соотечественникам свойственен оседлый образ жизни. Выехать с семьей на море раз в год или совершить с друзьями недельный туристический марш-бросок для них вполне достаточно. Иные же постоянно тянутся к перемене мест, ищут там, где «глубже», – словом, стараются не засиживаться. Но если одни все же возвращаются на Родину, то другие по разным причинам остаются за рубежом и вьют свое гнездо уже на чужбине.

Раиса Джоунс – бывшая жительница Запорожья, которая 13 лет назад перебралась на ПМЖ в США. Периодически наведывается на Родину, хотя, по ее собственным словам, чувствует себя американкой с каждым годом все отчетливее. По крайней мере, чужой там себя точно давно не ощущает – благо, времени освоиться было предостаточно, да и окружение поспособствовало скорейшей «акклиматизации» вдали от дома. Одним словом, освоилась и обжилась на 100%. В интервью нашему изданию Раиса поведала о своей жизни за океаном, о том, чего ей там больше всего недостает, что знают жители США об Украине и многом другом.

– В Штаты я уезжала в зрелом возрасте. К тому моменту давно развелась, дочь уже выросла и сама уехала в США – за три года до меня. По сути, поехала «воссоединяться с семьей», тем более что тогда уже стала бабушкой – нужно было помогать дочери. Но был и еще один аспект: она подыскала для меня, если можно так сказать, «подходящего» американца. Говорила, что приличный мужчина, с хорошей работой, не злоупотребляет, тоже давно в разводе, лет семь или восемь живет один. В общем, не самый плохой вариант. И «реклама» сработала…

Знакомство начали заочно, по переписке. Я тогда работала в кукольном театре декоратором, а также парикмахером. Приходили на стрижку преподавательницы из университета, помогали переводить его письма ко мне и мои – к Кевину. Потом, уже в США, все эти письма собрала и сделала что-то вроде семейного альбома. Или истории любви – это как кому ближе. Переписывались мы около девяти месяцев, обменивались фото. По-моему, сразу стали импонировать друг другу.

– Но замуж не сразу позвал?

– Не сразу, но почти. Приехала по гостевой визе к дочери в Детройт и познакомилась с Кевином лично. Ну, а дальше все просто: приглянулись друг другу. У нас совпадает большинство вкусов. Например, постоянно ездим на кемпинг. И вот когда я в первый раз установила палатку за пять минут, он, наверное, тут же для себя решил – она будет моей женой (смеется). Уже через две недели после очного знакомства Кевин предложил мне пожениться, а я ответила согласием.

– А языковой барьер что – совсем не чувствовался?

– В личном общении проблем вовсе не было. Да-да, бывает такое, это не сказки для романтиков! Хотя базовые знания английского у меня были еще со школы, поэтому приноравливалась недолго. Кстати, американский вариант английского языка мне больше нравится, он проще в быту. И это притом, что в Штаты приехала уже взрослой женщиной. Молодые впитывают новые знания, как губка, им еще легче. Помогали освоить язык дочь и муж, телевизор смотрела, в Интернет англоязычный заходила, общалась с соседями – так постепенно и поднаторела. Насчет курсов английского – тоже пыталась, но там нет индивидуального подхода к каждому ученику, и данная методика мне не подошла.

– Вы тоже поселились в Детройте, когда вышли замуж?

– Нет, мы живем в пригороде – Уайтлейке, что переводится как «Белое озеро».

До Детройта, где живет дочь, на машине добираться не более получаса. Это удобно, когда посидеть с внуками нужно. В штате Мичиган – просто шикарная природа, его еще называют «штат тысячи озер». Наш кондоминимум стоит на одном из них. В Запорожье такой природы, наверное, и нет уже – разве что Хортица еще осталась…

Первое, что бросается в глаза в Вайтлейке, – все аккуратно, везде чисто, цветы и зелень, нет заборов. Люди приветливые, соседи хорошие. Бытует мнение, что американцы не зовут к себе гостей просто так, без весомого повода. У нас все наоборот – двери не закрываются.

– То есть быт, как в Украине практически. Значит, несложно оказалось переехать жить в другую страну?

– Если честно, совсем несложно. Я очень коммуникабельный человек, умею ладить с людьми – мне везде хорошо. Там, где живешь, там и твоя Родина, я так считаю. В Запорожье я жила с мамой, замуж выходить снова не спешила – абы за кого не собиралась. Когда уезжала, обратилась в социальную службу, чтобы матери помогали. Она после сильно болела, восемь лет подряд нанимала ей сиделок. Так вот, если бы я не жила в США, то не смогла бы обеспечить матери такой уход. За эти годы была в Запорожье четыре раза – вырывалась, когда могла. Потом мама умерла, и меня с родным городом, по сути, больше ничего не связывало…

– А чем занимается Кевин? И легко ли нашли работу вы?

Муж занимается бизнесом, связанным с супермаркетами. Он тоже коммуникабельный, в этом во многом состоит суть его работы. Помню, однажды пошли в ресторан, я на несколько минут вышла из зала, вернулась – он стоит в компании незнакомых мне людей и что-то оживленно им вещает. Как будто знает их сто лет. Представил меня, рассказывал о том, где ему приходилось путешествовать, где и что понравилось – в общем, обычная дружеская беседа. А потом выяснилось, что Кевин этих людей впервые видит! Просто общительный человек – только и всего.

Что касается меня, то жесткой необходимости искать работу не было. Но и сидеть на диване, знаете, как-то не хотелось. Можно сказать, я немного подрабатываю. Есть наш кондоминимум и рядом еще один такой, в два этажа каждый. А в них – ковровое покрытие, по которому регулярно прохожусь пылесосом. Полчаса времени – и 300 долларов в кармане. Пока мама была жива, высылала эти деньги ей… Как-то пробовала убирать и квартиры, но быстро поняла – не мое. Еще месяц поработала у русскоговорящих хозяев парикмахером, но были временные семейные проблемы – ушла. Да и коллеги по работе были высокомерные и необщительные – мне такое не подходит. Я человек свободный, не люблю, когда мною пытаются командовать, да и сама не командую.

– Предубеждения в США к себе не чувствовали никогда?

– Нет, что вы! Никакого предвзятого отношения, ничего подобного не испытала. Да, эмигрантка – так что ж теперь, не человек? Вокруг меня много хороших людей, соседей, мы с ними прекрасно общаемся. У мужа очень хорошая семья, его покойная ныне мама даже меня вождению обучала. Была мечта научиться управлять автомобилем, но в Запорожье все руки не доходили. Хотя бы за океаном ее реализовала. У Кевина есть своя машина, у меня – своя. Одна проблема: в Вайтлейке люди не ходят по улицам, не прогуливаются – все на авто. Ходят или бегают там только те, кто занимается спортом. А в магазин – исключительно на машине. Там это действительно средство передвижения, без которого никуда. Вот этого здесь мне не хватает – видеть людей не за рулем, а просто во время прогулки…

– Ваша семья по местным меркам считается обеспеченной?

– Думаю, да. В принципе, мы ни в чем себе не отказываем. Да и не в том возрасте уже, это у молодежи другие запросы – новые шмотки, гаджеты всякие… Всеми финансовыми вопросами в семье ведает муж. Примерно тысяча долларов уходит на оплату всех коммунальных и сопутствующих услуг вроде стрижки газона перед домом. Плюс ипотека «капает». Когда он брал квартиру, то очень дорого и под немыслимый процент. Обратился в суд и ему скостили сумму в несколько раз. Правовое государство, а как же! А потом случился кризис, и Кевин купил еще две квартиры в нашем кондоминимуме.

– А есть ли в США такое явление, как подработка или халтура?

– Вообще работа без лицензии строго преследуется, но чего греха таить – тут тоже есть «черный нал», все крутятся, как могут. Допустим, много наших эмигрантов трудится на стройке, получают наличку, которая не проходит ни в одном финансовом отчете. Но, конечно, лучше налоги платить. Потому что если даже соберешь приличную сумму, при крупной покупке у тебя все равно спросят о происхождении этих денег. Не сможешь объяснить – жди неприятностей. Кевин, допустим, работает только «по-белому», он даже не понимает, как можно по-другому.

– Своя «диаспора» в вашей округе есть? Много наших людей?

– Да, достаточно. Первыми, наверное, тут появились евреи, которых «выпроваживали» за рубеж еще при СССР. Познакомилась тут со многими нашими, телефонами обменялись, периодически или видимся, или созваниваемся. Но так, чтобы с кем-то конкретно сдружилась – нет. Есть только одна девушка, она с Западной Украины, муж тоже украинец, трое детей. Могу иногда в гости к ним заехать. Несмотря на разницу в возрасте, она говорит, что со мной интереснее, чем с молодыми. А так больше дружу именно с американцами. Мне кажется, что многие наши люди, приезжая в США, сильно меняются, и не всегда в лучшую сторону. Общаются обо всем и ни о чем, с ними неинтересно. И лет пять назад сказала сама себе: а мне эта компания не так уж и важна. Мне с семьей интереснее.

– Кстати, Раиса, а мужа русскому или украинскому языку обучали?

– Ну, это громко сказано… Все почему-то думают, что обязательно сначала учат матерным словам. Это миф! (смеется). Кевин знает отдельные слова или простые выражения – на уровне «Хорошо», «Привет», «Как дела?» Причем с очень милым акцентом их произносит. А, собственно, зачем ему учить язык? Он у себя в стране, это приезжающим английский учить нужно – так правильнее.

– С украинской кухней мужа познакомили?

– О, да! Многие из наших национальных блюд готовлю. Но борщ – это главная «фишка», от которой Кевин просто в восторге. Может есть его с утра до вечера!

– Может, свой бизнес открыть надо было? Для ностальгирующих по Родине или просто гурманов, охочих до кулинарных новшеств?

– Нет, это тоже не мое. Да и хватает в США умельцев такого рода, в том числе и наших. Бизнес у них идет, но насколько хорошо – не знаю… У меня здесь другой талант открылся – рисование. Но для себя, не на продажу. Есть тут такие места, где продают живопись, разные поделки, сувениры ручной работы. Однако то профессионалы, а я дилетант все-таки. Хотя была работа-абстракция, которую написала минут за 20, так ее муж на работу забрал. А все спрашивали, где он отхватил такую красоту?

У Кевина раньше была своя маленькая гончарная мастерская, причем прямо в нише двухкомнатной квартиры. Горшки ваял, вазочки, тарелки – тоже для себя. Но она занимала много места, да и сами понимаете – чистотой в жилище и не пахло. Я не давила, но уговорила мужа его поумерить свой творческий пыл – лучше обставить квартиру как следует, чтобы не стыдно было звать гостей. Муж мне доверился и вроде бы ни о чем не жалеет. А вот «переодеть» его по своему вкусу так и не получилось – ходит ковбой ковбоем, джинсы и рубашка. Ну, хоть вещи себе гладит сам (смеется). Вообще у нас в семье демократия, в хорошем смысле этого слова.

– У многих США ассоциируются с фастфудом – гамбургерами, хот-догами и прочим. А вы им прониклись?

Да нет, стараемся питаться дома. Никакой «быстрой» еды, в рестораны ходим нечасто. Мясо берем без антибиотиков – знаем места, где можно купить «чистый» продукт. Это дороже, но зато качественно. Кевин в еде неприхотливый, я тоже. Еще неподалеку есть магазин, где можно купить наши продукты. Честно, не представляю, где хозяева все это покупают, но мы там постоянные клиенты. А внуки… Спагетти с куриной подливкой обожают и ленивые голубцы в моем исполнении.

– Раиса, Детройт – промышленный город, как и Запорожье. Скажите, а дышится там легче?

– Безусловно, за экологией там следят, не то что у нас. Но самое смешное, что именно в США у меня начались проблемы с дыханием, нос плохо «работает». В Детройте ужасная влажность, не всем такой климат подходит. Сейчас вот приехала в Запорожье – и что? Дышу полной грудью, никаких проблем! Вот как такое можно объяснить? Может, все же «привычка» осталась именно к нашему воздуху – не знаю… С родным городом я все равно не порвала связи окончательно. Здесь есть друзья, моя улица, мой дом. Но ностальгии как таковой нет. Я просто приехала – как будто одновременно и домой, и в гости.

Но в Штатах все равно нравится больше, не буду кривить душой. Не вся страна однородна, где-то есть заброшенные деревни и даже небольшие города. Сейчас, правда, в том же Детройте упор делают на облагораживание территории: везде супермаркеты, развлекательные комплексы строят, набережные обустраивают, фонтаны устанавливают. То же самое – в Чикаго, других крупных населенных пунктах. Объездили пока не всю страну, конечно, но стараемся по возможности восполнять эти «пробелы» на карте. Одно из самых ярких впечатлений – Ниагарский водопад. Красота неимоверная – дух захватывает!

– Уровень жизни позволяет путешествовать – украинцам остается только позавидовать…

Не спорю, в США жить комфортнее. Во-первых, повсеместная чистота. Во-вторых, нигде нет бомжей: они ночуют в приюте. Разве что у дороги с табличками стоят, просят деньги. Но при этом трезвые, ни к кому не пристают, не воняют, простите за подробность. Нет здесь и бродячих животных – в США очень любят кошек и собак, выкинуть животное на улицу нельзя – правила строгие, можно нарваться на крупный штраф и осуждение окружающих… Зато много мигрантов. Например, мексиканцы буквально на каждом шагу. Евреи, арабы – все живут рядом, и ничего – не конфликтуют.

– Скажите, а американцы знают что-то об Украине вообще? Или, как раньше, даже не смогут показать на карте мира, где она находится?

– Раньше, возможно, так и было. Но когда «грянули» Крым и Донбасс, географию в США подтянули. Могу сказать, что они в этом конфликте полностью на нашей стороне. Муж политикой интересуется, потом делится своим мнением с друзьями и знакомыми. Но на самом деле любая война – это ужасно. Независимо от того, кто прав или виноват и под какими лозунгами она проходит.

– Раиса, и напоследок: если бы у вас была возможность перенестись на 15 лет назад, вы бы снова предпочли США Украине?

Отвечу, не задумываясь: однозначно да. Более того, если быть до конца откровенной, я бы сделала это еще 30 лет назад. На Родине я обустроить свою жизнь, увы, не смогла, плюс давно мечтала жить за границей – но не знала, где именно. Получилось, что моим вторым домом стали Штаты. И я об этом ни капли не жалею.

 

 

Марина УЛУНОВА

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

49 + = 58