В XIX веке немногие представительницы слабого пола могли получить доступ к образованию, но Аде Лавлейс это удалось. Она стала не просто выдающимся для своего времени математиком, но и вошла в историю как «мать программирования» и автор первого машинного алгоритма.

Гениальная семья

Возможно, если бы Ада не была рождена в семье знатного происхождения, мы бы никогда о ней не услышали. Но в этот свет она пришла под именем Августа Ада Байрон. Да, она была единственной законнорожденной дочерью лорда Джорджа Байрона — прославленного на весь мир английского поэта, и Изабеллы Ноэль-Байрон, женщины со склонностью к изучению математики.

Оба родителя были привилегированными представителями аристократии, одаренными и хорошо образованными. Мать Ады жить не могла без математики, за что Байрон называл ее «Королевой параллелограммов». Но этот был несчастным: почти сразу после рождения девочки ее родители развелись, а малышка осталась с мамой.

Из страха, что Ада может унаследовать бурный и непредсказуемый характер своего отца-поэта, Изабелла постаралась дать дочери образование, основанное на точных науках. Математика и естественные науки в то время не преподавались девочкам на должном уровне, поэтому с Адой занимались приглашенные учителя. Это сформировало в ней тягу к исследованиям, хотя всерьез старания молодой девушки мало кто воспринимал.

Судьбоносное знакомство

В 17 лет Ада познакомилась с Чарльзом Бэббиджем, математиком и изобретателем. Он был впечатлен блестящей молодой женщиной: они переписывались в течение многих лет, обсуждая математику и вычисления. В какой-то степени Чарльз стал ее наставником. Благодаря ему Лавлейс начала изучать высшую математику под руководством одного из профессоров Лондонского университета и в итоге стала одной из самых умных женщин в мире.

В этот период Чарльз активно работал над созданием машины, которая предназначалась для выполнения математических вычислений. Ада получила возможность взглянуть на устройство до завершения работы — и была им очарована. С этого момента начинается ее погружение в мир изучения концепций вычислительной техники, и даже когда женщине пришлось прервать занятия наукой ради замужества и материнства, контакт с Бэббиджем она не теряла.

Превзошла учителя

Уже будучи женой лорда Лавлейса и матерью троих детей, Ада никак не хотела оставлять свое любимое дело – математику и все, что с ней связано. В 1842 году ей выпадает уникальная возможность внести весомый вклад в науку. Бэббидж прочитал лекцию о своем изобретении аналитической машины в Туринском университете, но его коллега – математик Луиджи Менабреа (между прочим, будущий премьер-министр Италии) — записал доклад на французском языке. И Аде, блестяще владеющей и французским языком, и математической базой, поручают текст на английский.

Лавлейс взялась за работу основательно: перевод занял у нее почти год, что стоило того, ведь работа превзошла все ожидания. Ада не просто переписала слова Бэббиджа, она дополнила текст стенограммы своими идеями и комментариями, которые поразили ученых. В итоге ее статья оказалась в три раза длиннее, чем текст, который изначально нужно было перевести. Из дополнений Лавлейс стало ясно, что она понимала аналитическую машину так же хорошо, как и сам Бэббидж. Поэтому у Ады возникла идея ввести данные, которые запрограммировали бы машину для вычисления чисел Бернулли. Именно это современные исследователи и считают первой написанной компьютерной программой. Наставник Лавлейс был настолько впечатлен ее вкладом в развитие машины, что назвал Аду «чародейкой чисел».

Оценка вклада

Конечно, сегодня мы уже понимаем, что, если бы Лавлейс не написала первую компьютерную программу, это сделал бы кто-то другой. Но так можно сказать о любом открытии, ведь истинная ценность работы заключается в том, что она была первой (на минуточку, почти за столетие до изобретения компьютера). К сожалению, из-за недостатка средств разработку машины пришлось свернуть, и из-за этого программу Ады так и не удалось протестировать при ее жизни. Но для XIX века это был невероятный прорыв: работа была высоко оценена современниками, Ада была вхожа в круги именитых ученых. Среди ее знакомых — Майкл Фарадей, Чарльз Уитстон и другие блестящие умы того времени.

Кроме непосредственно научного вклада, работа «матери программирования» ценна и некоторыми дальновидными заявлениями о будущем техники. Лавлейс предположила, и оказалась в итоге права, что в будущем компьютеры могут понадобиться не только для работы с числами, но и для создания чего-то другого. Например, для написания музыки или для обработки научных данных. Она действительно оказалась пророком компьютерной эры и первым человеком, который указал на потенциал тогда еще теоретических машин.

Ценность вклада Ады обнаружили лишь в середине 1950-х годов, когда ее заметки к лекции Бэббиджа переиздали. С тех пор она получила всеобщее признание как пионер программирования и одна из выдающихся женщин в сфере IT. А в 1980 году Министерство обороны США даже назвало один из разработанных языков программирования «Ada» — разумеется, в честь Лавлейс. Благодаря этой талантливой женщине мы смело можем говорить, что на детях гениев природа отнюдь не отдыхает, ведь дочь известного поэта точно не осталась в тени своего именитого отца. А в чем-то, возможно, и затмила его.

Память

Графиня Лавлейс умерла от рака в 1852 году. Женщине было всего 36 лет (в этом же возрасте, кстати, умер и Джордж Байрон). Ее сиделкой была Флоренс Найтингейл, которая позже писала, что Ада продержалась так долго, потому что ее мозг не хотел умирать. Похоронена графиня рядом с отцом, которого при жизни не знала, — в фамильном склепе Байронов. 10 декабря, в день рождения леди Лавлейс, отмечается День программиста.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться