Когда мне сказали, что Александру Головко, президенту областной федерации работодателей «Потенциал», который в 1992-2000 годах был городским головой Запорожья, вскоре исполнится 70 лет, я ушам своим не поверил! Переспросил – а не побольше ли?

«18 января ему точно 70», – заверили меня. И все равно удивление осталось. Ведь еще с приснопамятных 1990-х мне всегда казалось, что «Степаныч» намного старше меня. Хотя разница в возрасте – каких-то 11 лет.

Впечатление о том, что Александр Головко – этакий умудренный жизнью «аксакал», человек бывалый и много повидавший, сложилось, очевидно, потому, что он уже тогда, в «лихие девяностые», достиг гораздо большего, чем основная масса его сверстников. И действительно, стать в 40 с небольшим лет руководителем крупного областного центра дано не каждому. Да и возглавить промышленное предприятие, будучи 32 лет от роду, тоже не всякому по плечу.

И вот мы сидим в рабочем кабинете Александра Степановича. За просторным окном – улица Победы. Вспоминаем «дела давно минувших дней». Мой собеседник по-прежнему энергичен и бодр, выглядит явно моложе своего календарного возраста. С учетом того, через какие «огонь, воду и медные трубы» ему в свое время ему довелось пройти, такая физическая форма вызывает восхищение.

Головко – фамилия чисто запорожская, казацкая. Но ее еще попробуй заслужи! Посему я не слишком удивился, когда узнал, что Александр Степанович родом из Никополя. Рядом – легендарные Чертомлык и Томаковка, а это земля пяти Запорожских Сечей. Земля священная, сакральная, у нее особая энергетика. И производит она на свет Божий особенных людей – сильных духом, надежных, немногословных, умеющих работать и правильно выстраивать жизнь. И свою собственную, и окружающих.

Родители моего визави – простые рабочие люди. Отец Степан Александрович, 1928 г.р., по профессии столяр и строитель. В 1950-е годы возводил знаменитые «высотки» в Москве, затем трудился калибровщиком на Никопольском южнотрубном заводе. Мама Валентина Дмитриевна, 1930 г.р., повар-кулинар, заведующая производством в столовой. Кроме Саши, в семье был сын Сергей, младший на 7 лет. Как и большинство советских людей, жили скромно, даже бедновато, однако дружно и весело.

По окончании СШ №2 Александр подал документы в Запорожский машиностроительный институт, но с первого раза не поступил. Что ж, бывает. Устроился слесарем-ремонтником на все тот же Никопольский южнотрубный. А через год все же стал студентом «машинки». Особенно интересно было «грызть гранит науки» на кафедре сварки. Его наставниками были Вениамин Степанович Попов, Александр Гаврилович Александров, Евгений Николаевич Матвиишин (руководитель группы) и Олег Григорьевич Быковский, который и ныне (!) преподает на этой кафедре. Своим учителям Александр Степанович благодарен до сих пор и неизменно вспоминает их добрым словом.

Опять же, в институте увлекся общественной работой. Тогда все делалось через комитет комсомола. Саша Головко входил в молодежный актив машиностроительного института. Это была организация и проведение вечеров отдыха, субботников, работа в строительных отрядах. Опыт взаимодействия с очень разными людьми, а также обретенное умение отвечать не только за самого себя, но и за целый коллектив, впоследствии весьма и весьма пригодились.

В стенах alma mater Александр встретил свою будущую супругу Людмилу. Учились вместе, но в разных группах. Полюбили друг друга – как оказалось, навсегда. В 1973 году у молодоженов родился сын Женя. Забот и хлопот, конечно, прибавилось – ну да ничего, справились. По окончании «машинки» молодой специалист в сфере механико-металлургического оборудования и технологии сварочного производства распределился на Запорожский завод металлоконструкций (в районе Запорожья Левого).

– Это уникальное предприятие! Считаю, что мне крупно повезло начать свой трудовой путь именно здесь,- говорит Александр Степанович, и эти воспоминания явно доставляют ему удовольствие. – Это единственный в Украине завод, который изготовлял резервуары большой емкости рулонным методом. Ну, чтобы вы имели представление: резервуар емкостью 50 тысяч кубометров имеет размеры футбольного поля. ЗЗМК поставлял свою продукцию на крупнейшие стройки СССР и за границу.

Пришел я сюда мастером, прошел все ступеньки служебной лестницы: начальник участка, начальник цеха, начальник ОТК. В 30 лет был назначен заместителем директора. Принимал участие в монтаже изготовленного нами оборудования на Кременчугском и Лисичанском нефтеперерабатывающих заводах, на Одесском припортовом и Николаевском глиноземном. Такие командировки расширяют горизонт, дают уверенность в собственных силах.

В 1976 году А.С.Головко вступил в партию. Через 7 лет назначен директором завода «Светотехника». Дважды избирался депутатом районного совета. В 1990-м стал депутатом Запорожского городского совета, возглавил комиссию по коммунальному хозяйству. Тот созыв, к слову, считается первым демократическим, так как к участию в выборах в качестве кандидатов в депутаты, кроме коммунистов, были допущены представители «Руха» и других оппозиционных сил.

Поистине переломный момент в судьбе Александра Степановича наступил в октябре 1992 года. Тогдашний мэр Запорожья Юрий Бочкарев принял предложение занять пост 1-го заместителя представителя президента Украины в нашей области (так тогда называлась должность главы ОГА). Попытки избрать нового градоначальника из числа охочих на то претендентов оказались тщетными. А город без первого лица – что человек без головы. К тому же, в ту пору народ не отошел еще от шока, вызванного крушением СССР, резким снижением уровня жизни, бешеной инфляцией и дороговизной, развалом инфраструктуры жизнеобеспечения мегаполиса и прочими «прелестями» смутного времени. Да и городская казна пуста. Молодежь не поверит, а я как сейчас помню: добраться общественным транспортом из центра на Правый берег, Шевченковский и Космос было делом почти нереальным, особенно в часы «пик».

– Позвал меня к себе Юрий Георгиевич Бочкарев. Вдвоем с тогдашним секретарем горсовета Иваном Романовичем Щербахой предложили мне баллотироваться в мэры. Поддержим, говорят, всем наличным ресурсом,- продолжает наш собеседник. – Вот, думаю, сюрприз! Отвечаю: «Мне надо все тщательно взвесить, посоветоваться с домашними». Ладно, говорят, взвешивай. Срок – до завтрашнего утра. Хоть и страшновато было – справлюсь ли? – но согласился. Все-таки доверие на таком уровне! Нельзя подвести земляков…

Прекрасно помню тот туманно-тусклый, но событийно очень яркий день – 16 октября 1992 года. В качестве корреспондента кабельного телевидения я присутствовал на сессии горсовета, в ходе которой Александра Головко большинством голосов избрали новым градоначальником. Свое плечо ему подставили депутаты, работавшие на «Запорожстали» и «Моторе». Когда на табло высветились победные цифры, зал взорвался аплодисментами, многие облегченно вздохнули: «Наконец-то!». Период затянувшейся было безголовости (фактически безвластия) в городе закончился.

Буквально с места в карьер для Александра Степановича начались многотрудные будни. Например, уже 17 числа он в новом для себя качестве встречал в Запорожье недавно назначенного премьер-министра Украины Леонида Кучму, который прибыл на открытие новой конвейерной линии на АвтоЗАЗе.

Новый мэр начал с того, что сформировал вокруг себя команду грамотных управленцев, определил приоритеты, сделал работу всех без исключения городских служб предельно открытой для СМИ и общественных активистов. Это чтобы чиновники в своих креслах не «дремали». Не знаю, как сейчас, но «при Головко» представители масс-медиа могли без особого труда войти в любой начальственный кабинет и получить нужные сведения. Неподдельное удовольствие «акулам пера и микрофона» доставляли еженедельные совещания по вторникам в малом зале горисполкома. Вся текущая жизнь Запорожья представала здесь как на ладони: цифры, факты, проблемы – и то, как они решаются. Можно было тут же взять интервью у профильного специалиста, да и у самого первого лица тоже.

Особо дотошным и неленивым моим коллегам предлагался дополнительный бонус. Раз в неделю или две около 7 часов утра от горисполкома отчаливал автобус, в котором Александр Головко вместе с членами своей команды объезжал самые «горячие» объекты городской инфраструктуры. На «галерке» могли пристроиться и журналисты. Уже на месте, в присутствии конкретных исполнителей, выяснялось, в силу каких таких объективных и субъективных причин объект не вводится в эксплуатацию. Разговор был всегда предметным, а порой и достаточно жестким. Однако не припомню, чтобы А.С. позволил себе рявкнуть на подчиненных или как-то по-другому унизить их личное достоинство.

И вот еще что. В те времена «в тренде» было изучать личную, внеслужебную жизнь высокопоставленных персон. Ну, типа «у нас же гласность, свобода слова», посему «даешь предельную открытость и прозрачность власти!» Так вот, однажды в рамках этого поветрия я набрался наглости и спросил мэра, нельзя ли сделать телевизионный репортаж из его квартиры? Ничуть не смутившись и даже, по-моему, не спросив «Зачем?», городской голова назначил время съемки. Обыватель был разочарован увиденным: обыкновенная «двушка» – правда, в добротном доме в центре города. Из обстановки – ничего из ряда вон выходящего, никаких дорогущих импортных «наворотов». Ну, понятно, и не голые стены, не самодельные столы и табуретки.

В 1994 году городских голов стали избирать прямым голосованием граждан. Значительно опередив соперников, Александр Степанович стал первым всенародно избранным мэром Запорожья. Выскажу субъективное мнение, с которым, возможно, далеко не все согласятся. На мой взгляд, те 8 лет, которые называют «эпохой Головко», были наиболее плодотворным периодом в постсоветской истории нашего города.

При очень скудных финансовых возможностях мэр и его команда сумели вытащить Запорожье из многолетнего системного кризиса. Если бы тогдашний муниципальный бюджет был таким же, как в «тучные нулевые годы», результаты были бы куда более весомыми. Как мне кажется, не будет преувеличением сказать, что все последующие наши градоначальники в той или иной мере опирались на задел, оставленный командой Александра Степановича. Даже троллейбусный маршрут №2, недавно связавший Бабурку с Бородинским микрорайоном, – это проект еще тех времен.

Понимаю, что читать перечень достижений всегда скучновато, но куда ж без них. Именно при Головко город выкупил (с привлечением бюджетных и заемных средств) так называемые «недострои-долгострои», тем самым обеспечив жильем многих врачей, учителей, военных, правоохранителей, афганцев и спортсменов. Заменили тепло- и водопроводные сети на ДВС-1 и ДВС-2. Ввели в строй три новые школы (на Песках, на Бородинском и тепличном комбинате). Много средств вложили в развитие системы здравоохранения: в частности, были построены 2-я инфекционная больница, 3-й роддом, стоматологическая клиника на ул. Героев Сталинграда (теперь Школьной), 5-я детская больница в Хортицком районе. Это гигантский объем работ, причем выполнены они в неблагоприятных социально-экономических условиях.

В гуманитарной сфере заслуги «Головко&C» тоже весьма ощутимы. Та же традиционная Покровская ярмарка, проводимая на Набережной магистрали по случаю Дня города – личная инициатива Александра Степановича. Его же (на «паях» с покойным Петром Ребром) идея – всеукраинский фестиваль «Весела Січ». Юмор тут действительно национальный, украинский, казацкий. Оказана серьезная материальная поддержка театру «Vie», театру юного зрителя, областному драмтеатру. Лично мэр помог замечательной запорожской поэтессе Марине Брацило издать сборники ее стихотворений. Перечислять дальше?

– Только не пишите, пожалуйста, будто все это – дело рук одного лишь товарища Головко. Я не демиург, и волшебной палочки у меня тоже нет,- улыбается мой собеседник. – На самом деле, все то значимое и полезное, что сделано нами для земляков – это плод коллективных усилий, коллективного разума. Неоценимый личный вклад в общий результат внесли мои помощники и единомышленники – Евгений Евгеньевич Новиков, Зинаида Ивановна Гуйва, Анатолий Анатольевич Светлицкий, Геннадий Николаевич Липский, Людмила Петровна Островская, Павел Андреевич Михайлик, Владимир Васильевич Кияница, Александр Иванович Бирюк, Геннадий Александрович Рекалов и многие другие известные в городе люди – всех, увы, не перечесть.

Особо хочу отметить результативность взаимодействия тогдашней городской власти с областными властями,- продолжает Александр Степанович. – У нас сложились доверительные отношения с губернатором Владимиром Васильевичем Демьяновым и председателем областного совета Вячеславом Владимировичем Похвальским. Согласие власть предержащих – большое подспорье в их работе. Прекрасный деловой контакт был у нас и с главой Верховной Рады Иваном Степановичем Плющом, а также с председателем Ассоциации городов Украины Евгением Михайловичем Кушнаревым. В те времена «верхи» действительно считались с местным самоуправлением, не «строили» его под себя, не ломали «через колено».

Но вот наступил 1998-й, год очередных муниципальных выборов. Ничто, казалось бы, не предвещало катаклизма и теперь. Тем не менее, он произошел. Нашлись влиятельные люди, которые объявили выборы городского головы сфальсифицированными в пользу действующего мэра. Поначалу казалось (и мне в том числе), будто эти не последние в наших краях господа и дамы искренни в своем негодовании. Но когда новорожденная еженедельная газета, которая незадолго до выборов появилась на перенасыщенном запорожском медиарынке, стала обвинять Александра Головко во всех смертных грехах (ее мгновенно раздутый до 150 тысяч экземпляров тираж бесплатно раздавался горожанам), когда популярный телеканал, дотоле с очевидной симпатией освещавший работу мэрии в одночасье сделался ее лютым врагом, даже самые наивные простачки догадались, что душераздирающая «песня об украденной победе» была сочинена и записана задолго до даты самих выборов. Ибо шумная пропагандистская кампания, равно как и бурная митинговая активность штатных бузотеров сами по себе стоили огромных денег.

Многим давно уже ясно: в 1998-2000 годах в Запорожье была обкатана технология «цветной революции», проводимой в одном, отдельно взятом «за яблочко» городе. Эмоциональный фон «революции по-запорожски» напоминал атмосферу в романе Достоевского «Бесы». Ну, ладно там агрессивные тетки постбальзаковского возраста с незадавшейся личной жизнью. Словно с ума вдруг сошли люди, казавшиеся вполне вменяемыми, адекватными.

В эфире популярного телеканала и со страниц новоявленной газеты об Александре Головко и его соратниках говорились такие вещи, пересказывать которые неловко до сих пор. Меня бог миловал – работал тогда на телекомпании, которая не только не участвовала в травле городского головы, но и старалась объяснить зрителям подноготную рукотворной смуты. За это нас публично обзывали «продажными тварями» и т.п. И ведь кто обзывал? Главным образом те, которые еще вчера пели мэру слащавые оды и дифирамбы, принимали из его рук ценные подарки и денежные премии в День печати, считали за честь сфотографироваться вместе с ним!..

Однако время расставило все по своим местам. Тех, кто 20 с лишним лет назад азартно травил Александра Головко, чисто по-человечески жалко. Его непричастность к высосанным из пальца «злоупотреблениям» давно уже аксиома. Суд признал процедуру и результаты мэрских выборов легитимными. Сам Александр Степанович – уважаемый, рукопожатный человек. Но вот вопрос: что пережил лично он, как выдержали его близкие? Извинился ли перед ними хоть кто-то из прежних гонителей?

– Хочу опровергнуть расхожий миф о моей отставке с поста городского головы, – словно предвидя мой вопрос, говорит юбиляр. – Не было такого, чтобы два знаковых в наших краях человека, чьи имена до сих пор на слуху, принуждали написать «по собственному». На меня, конечно, давили, но совершенно другие инстанции. Решение уйти принял добровольно. Главной причиной стали кардинальные изменения в методике формирования городского бюджета. Его параметры – даже защищенные статьи – стали плотно увязывать с бюджетом области. И потому мне прямо заявили: не уйдешь сам – работать не дадим, из-за тебя весь город останется без денег.

От того, что в 2000 году Головко таки «ушли», Запорожье и его жители вряд ли выиграли. Как раз наоборот. При нем мост через Днепр был бы построен ниже острова Хортица и давно бы уже функционировал. А так изувечили и саму Хортицу, и Набережную, при том что скандальному долгострою конца-края не видно.

Как ни странно, от своей досрочной отставки выиграл сам Александр Степанович – сберег нервы и здоровье себе и членам семьи. Бизнес же принял его в свои ряды с распростертыми объятьями! Пригодился и давний опыт общественной деятельности.

Кроме союза «Потенциал», Александр Степанович возглавляет ветеранский клуб «Товарищ». Все это – неформальное влияние на общество, политикум и власть.

Кстати, его сын Евгений тоже закончил «машинку», специализировался на той же кафедре, что и отец. Внучка Елизавета, 1992 г.р., работает в центральном аппарате «Укрзалізниці». Супруга Людмила Николаевна открыла в себе дар художественной вышивки. Свои произведения продает в собственном салоне-магазине. Что еще надо заслуженному человеку, чтобы встретить свои первые 70 лет?

… На встречу с героем этого очерка я шел через Аллею Трудовой Славы. Остановился перед гранитной стелой, на которой высечены имена почетных граждан Запорожья. Прочитав список, поймал себя на мысли, что как минимум одной фамилии там точно не хватает. Не догадываетесь, какой?

Сергей ГРИГОРЬЕВ

 

 

If you have found a spelling error, please, notify us by selecting that text and tap on selected text.

Поделиться